Погибший колледж. Глава 7

Глава 7.  Мертвая переправа.

Двери универмага еще не успели за нами захлопнуться, а мы уже вступили в бой с мертвецами, находящимися на парковочной площадке. Повторять предыдущих ошибок мы не стали: воздержались от стрельбы по тем зомби, которых можно было прикончить врукопашную. Так мы и экономили боеприпасы, и не привлекали лишнего внимания мертвых. Женька вынул свою биту и теперь размахивал ею налево-направо, стараясь не подпускать ожившие трупы к себе. Надя же наоборот старалась подпустить зомби поближе, а после этого точным ударом в голову отправляла его на вечный покой. Аня не заботилась о точности ударов – она наносила сильные сокрушающие удары, от которых не мог устоять ни один труп. Димка же старался бить в различные места, чтобы узнать слабые места мертвяков. Пока что он заинтересовался ударом в челюсть снизу. Ударит, зацепит монтировкой челюсть, подвернется и перекинет через себя. Я же закинул за спину ружье и  вытащил свой нож. Да,  сражаться им куда легче, чем прикладом ружья, хоть теперь мертвецы и не разлетаются, а просто падают. Света и Юля бежали позади нас, не стреляя ни в кого, хоть и держали ближайших к ним мертвецов на прицеле.
Нужно было пробиваться в переулок за торговыми павильонами и кафешками, чтобы выйти на дорогу у бассейна, и по ней уже добраться до лодочной станции. Но путь к переулку преграждала толпа мертвецов, бродящая возле кафешек и павильонов. Видимо, когда началась вся эта фигня (хоть это и очевидно, но я все равно не хочу называть проходящее «концом света», «апокалипсисом»),  здесь находилось очень много людей, даже семей. Судя по тому, сколько трупов бродит между павильонами, мало кому удалось сбежать, и все они погибли. Труднее всего было смотреть на погибших детей. Страшно подумать, ведь их жизнь оборвалась, только начавшись… Нет! Мы должны не просто выжить, а найти способ все исправить. А чтобы все исправить, нам надой найти причину, из-за чего все это началось. Валерка говорил, что все это началось из-за скупости и глупости людей. Надо бы при следующей встрече с ним расспросить его поподробнее. Пока что я встречал два раза, и оба раза во время сна. Значит, во время следующего сна я обязан его увидеть.
Чтобы не сталкиваться с мертвыми детьми, я решил обойти павильоны по краю, там их, вроде, не видно. Обернувшись к ребятам, я показал им рукой маршрут, как я собираюсь пройти. Те в ответ согласно кивнули, и я уверенно, но стараясь совершенно не шуметь, покрался в том направлении. Если верить словам Влада, «они» ничего не видят. Хотя, пока мы наблюдали за ними со стоянки, никто из «них» не обратил на нас внимания, хоть мы и стояли на открытом пространстве. Очень тихо мы добрались до края кафешек и павильонов и готовы были уже пробираться к переулку, но тут к ближайшему от нас павильону подошел зомби и встал там. Пройти всей толпой  возле него не представлялось возможным, а убить его, не привлекая внимания других бродячих мертвецов, тоже было бы нереально. Мы затаились за газетным киоском, и Аня зашептала:
— Давайте попробуем прокрасться мимо него по одному. Это займет немного больше времени, зато так будет безопаснее.
— А что, если Влад ошибся, и «они» видят нас? – спросила Света.
— Тогда пусть кто-нибудь смелый проверит эту теорию, — ответил ей Димка.
— А кто пойдет на такой рискованный шаг? – Женька прищурено оглядел всех. – Я сразу говорю – я пас. Боюсь, что вблизи я не выдержу и приложу его битой.
— А я боюсь, — честно созналась Света.
— Да и мне страшно, — Надя выглянула из-за павильона и тут же спряталась обратно.
— Давайте я проверю, — сказал Димка и собирался уже, было, выйти из убежища, но я его остановил.
— Нет, друг. Ты у нас слишком длинный. Если понадобится резко спрятаться, ты ос своим ростом вряд ли сможешь быстро найти себе достойное убежище. Да и выносливость у тебя хромает. Лучше уж я. – По тому взгляду, которым он на меня глянул, я понял, что он обиделся.
— Что? Нет, ты не пойдешь туда, — резко зашептала Надя. – А вдруг ты не вернешься?
— Да, — присоединилась к ней Аня, — лучше я пойду.
— Нет уж, —  я выглянул из-за укрытия. Теперь там находились два мертвеца. Ждать больше нельзя, а то мы не сможем здесь тихо пройти. – Это была моя идея идти здесь, поэтому я и должен проверить теорию. А если я не вернусь, — я улыбнулся Наде, — то всего лишь приближу неизбежное.
В следующий момент я уже выбрался из-за  павильона и крался к мертвецам, покрепче сжимая нож. Подойдя к трупам, я остановился. Пока что они бродили около меня и никак не реагировали на мое присутствие. Пот градом катился по моему лицу, но я продолжал стоять не двигаясь. Когда один из них проходил мимо меня, едва не зацепив меня плечом, я очень испугался и почувствовал выброс адреналина в крови. Зомби уже почти прошел мимо меня, и я был уже готов продолжить путь, но вдруг мертвец остановился и обернулся в мою сторону. Могу поклясться, что его белые глаза смотрели прямо на меня! Он зарычал и потянул ко мне руки. Недолго думая, я ударом сверху проткнул ему голову. Руки трупа сразу опустились, рычание прекратилось, а тело обмякло и повалилось на землю. Второй зомби приближался ко мне со спины, но я с разворота воткнул нож ему в висок. Тот повалился на прилавок сувенирного павильона, и прилавок сломался! Все сувениры начали падать на землю и разбиваться. Мертвецы обернулись в мою сторону и начали приближаться.
— Бежим! – крикнула Надя, выскакивая из-за своего укрытия. Остальные выбежали вслед за ней.
Все мертвые, что были возле торгового центра с нашей стороны, слышали шум падающих сувениров, и теперь направлялись в нашу сторону. Драться с ними врукопашную было бы бессмысленно, поэтому все, кто имел огнестрельное оружие, выхватили его. В душе я обрадовался, что, наконец, у меня появилась возможность опробовать свое ружье, ведь до этого я сражался им только как дубиной. Прицелившись в голову ближайшего мертвеца, я нажал на спусковой крючок. Раздался оглушительный выстрел, а ружье, сильно толкнув меня в плечо, подскочило вверх. Мертвец чуть дернулся, но продолжил приближаться ко мне.
— Целься не в голову, а в грудь! – крикнула мне Юля, простреливая голову очередного мертвеца.
— В грудь? – пробормотал я и, прицелившись в грудь близко подошедшему мертвецу, я нажал на спуск еще раз. Ничего не произошло.
— Перезарядись! – посоветовала Аня, отпрыгивая от очередного мертвеца.
Идиот! Как я мог забыть о перезарядке? Дернув цевье вперед, я увидел, как разряженный патрон вылетел из ружья. Затем потянув цевье на себя, я услышал тихий щелчок – очередной патрон занял место в дуле. Мертвец уже почти подошел ко мне вплотную, поэтому я даже не стал точно прицеливаться, а просто разрядил патрон ему в голову. Опять громкий хлопок, но в этот раз ружье уже не ударило меня, так как я его прижал к плечу. Голова зомби просто исчезла! Тело, лишенное головы, постояло пару секунд, будто решая, что же ему делать, но затем пришло к выводу, что нужно упасть, и завалилось набок.
— Круто! – вырвалось у меня. Азарт разыгрался, и, перезарядившись, я прицелился в следующих зомби.
Нацелившись на грудь одного из них, я на секунду задумался, и переместил прицел на пространство между двумя зомби. Снова раздался выстрел, и в этот раз на землю полетели два трупа. Мне это начинало нравиться все больше и больше, и я начал прорываться через толпу мертвецов к переулку, расстреливая «их» на бегу.
— За мной! – заорал я, разряжая очередной патрон. Упало три мертвеца. Судя по тому, что позади меня раздался шум бега, ребята меня услышали.
Таким образом я почти добрался до переулка, но вдруг, при нажатии в очередной раз на курок, ничего не произошло. Не понимая, что произошло, я еще раз перезарядил ружье, но патрон не вылетел. Тут до меня дошло, что патроны, находящиеся в стволе ружья, закончились, и мне нужно перезарядиться. Но один из мертвецов уже подошел ко мне очень близко и почт достал до меня.  Ударом приклада я отправил его на землю и полез в сумку за патронами. Схватив несколько штук, я вынул руку, но почувствовал, что несколько патронов вылетело из сумки. Дернув цевье вперед, я попытался вставить в ружье патрон, но при этом выронил два на землю. Быстро вставив еще два патрона, я наклонился за упавшими патронами, а когда поднял три, услышал рядом с собой  рычание, которое очень резко оборвалось хлюпающим звуком. Подняв голову, я увидел, что рядом со мной стоит мертвец, из головы которого торчит лезвие ножа. Затем зомби упал, показав мне, что его убила Надя. Лицо ее было сосредоточенно-серьезное.
— Плюнь ты на эти патроны, — сказала она мне, пронзая подошедшего к ней трупа, — ребята уже прорвались в переулок. Бежим!
На земле еще валялось около восьми патронов, но нас уже окружали. Как мне было не жалко оставлять патроны, я все же развернулся и побежал вслед за Надей.  Из переулка слышались выстрелы, и мертвецы перед нами один за другим падали на землю. Перепрыгивая через поверженные тела мертвецов, мы добежали до переулка, где нас уже ждали ребята.
— Вы в порядке? – поинтересовалась Света.
— Угу, — кивнула Надя. – Быстрее бежим на главную дорогу.
И мы направились к ней, но не напрямую, а петляя по другим переулкам. По пути Юля спросила меня:
— Что произошло? Ты же почти прошел мертвецов. Как он заметил тебя?
— Честно сказать, я не знаю, — я задумался, припоминая все детали моего похода. – Хотя… Я не вполне уверен, но мне кажется, он отреагировал на выброс адреналина. Когда он проходил мимо меня, он меня точно не видел. Я даже затаил дыхание, но сильно испугался. Тогда он обернулся ко мне и напал. Ну а мне пришлось отбиваться. Не думал, что второй мертвец упадет на сувениры.
— А ему больше некуда было падать, — успокоил меня Димка. – Там слишком узкий был проход между домом и сувенирной лавкой.
Выбежав на дорогу, мы оглянулись: шума приближающейся толпы не было слышно. Видимо, они потеряли нас в переулках и прекратили преследование. На дороге по всей длине, насколько хватало зрения, никого не было. С левой стороны от нас располагались дома и переулки, из которых мы только что вышли, с правой стороны была перегородка, отделяющая проезжую часть от  резкого склона, переходящего в песчаный берег реки, а дальше широкая река, проходящая посередине нашего мегаполиса. Позади нас вдалеке виднелся мост, проходящий над рекой. По нему проходила главная дорога города. С нашего места было видно, что с моста идет дым. Причем дым черный, коптящий, как будто  там жгли покрышки и еще какую-то резину.
— Уж не знаю, что там горит, но идти в ту сторону у меня нет никакого желания, — сказала Аня, заметив мой взгляд.
— Да, у меня тоже, — Юля перезаряжала свой пистолет-пулемет. – Вчера там звучали выстрелы, а сегодня оттуда не раздалось ни единого звука. Сомневаюсь, что мертвецы просто отказались от штурма моста.
Надо же, не только я обратил на это внимание!
— Я предлагаю следовать нашему основному плану, — произнесла Надя. – По дороге двигаемся к лодочной станции, переплываем на тот берег, а дальше идем к своим родным. В первую очередь к тем, кто живет ближе. Думаю, самая близкая наша цель – Вы с Димкой, — Надя повернулась ко мне. – Затем идем ко мне, потом движемся к Свете, и, наконец, заходим к Юле, так как она живет дальше всех. К Женьке и Ане заходить не обязательно, потому что дома у них никого нет. Согласны с таким планом движения?
Возражений не последовало, и мы бодрым шагом пошли по дороге к лодочной станции.  По пути нам не попался ни один мертвец, чему я был в душе несказанно рад. Дорога проходила вдоль берега реки, в которой я часто плавал, за что мне в детстве часто влетало: все-таки и глубина там нехилая, да и течение неслабое. Напротив реки располагался закрытый бассейн, который построили всего пару лет назад. Плавал я в нем всего пару раз, когда мы с Димкой готовились к соревнованиям по плаванию…

***

На перемене к нам в кабинет влетает физрук Анастасия Федоровна и начинает что-то спрашивать. Димка отрывается от своих математических подсчетов, а я соизволяю снять свои наушники, хоть и начинается моя любимая песня. Физрук спрашивает:
— Ребята, у вас есть пловцы?
Наши с Димкой однокурсники ничего не отвечают, и продолжают заниматься своими делами. Я еще в школе несколько лет посещал тренировку по плаванию, поэтому поднял руку. Просто мне тогда очень хотелось поплавать, плюс радовала возможность смыться с пар по уважительной причине. К моему удивлению, поднялось еще две руки: Димкина и еще одной девушки – Нели. Ну, то, что Неля хочет участвовать в соревнованиях, меня ничуть не удивило – она старалась принимать участие во всех конкурсах и соревнованиях. Но вот то, что мой долговязый друг хочет плавать, меня очень удивило.
— Ладно, ребята, подходите, я вас запишу, — сказала физрук. После записи она сказала время тренировки и день соревнований.
— Ты тоже хочешь плавать? – удивленно спросил я у Димки, как только Анастасия Федоровна ушла. – Ты вообще плавать-то умеешь?
— А как же, — слегка обиженно ответил Димка. – Если б не умел, я бы поперся?  Плюс, мне одному сидеть на парах скучно, а так мы вдвоем.
— Круто! Теперь мне будет не так скучно, — улыбнулся я. – Хотя, я сомневаюсь, что в бассейне мне было бы скучно. Там есть, на что посмотреть.
— Хех, да. Девчонки, купальники… — мечтательно произнес Димка. Но тут прозвенел звонок, и нам пришлось заниматься математикой.

Наступил день соревнований. Перед соревнованиями у нас была лишь одна тренировка, и мы толком не успели подготовиться. Я же вообще на тренировке выдохся после трех заплывов, и потом просто точил лясы на бортике. На соревнованиях же я надеялся на свою удачу, которая мне всегда улыбалась. Сделав пробный заплыв, мы с Димкой вылезли из воды и сели на трибуны вместе с другими пловцами, которые были из нашего колледжа. Честно сказать, я был немного разочарован: нас (парней) поставили плавать после девушек, а наш с Димкой заплыв оказался вообще одним из последних. Плюс девчонок, которыми можно было бы полюбоваться, оказалось все две, и то они проплыли в первых двух заплывах и ушли. Так что я, мягко говоря, скучал. Посмотрев на Димку, я понял, что он тоже разочарован. Тогда, от нечего делать, я слопал свою шоколадку, которую нам раздали перед соревнованиями. Как бы для поднятия боевого духа. Но что-то и после шоколадки мне веселей не стало. Поболтав с товарищами по команде, я немного повеселел, и вскоре начались соревнования парней. Я сразу оживился, и болел за товарищей по команде. Результаты были разные: кто-то приплывал первым, кто-то в первой тройке, а кто-то вообще в самом конце. Таким образом мы с  Димкой дождались своего заплыва и пошли готовиться. Мне выпала четвертая дорожка, а Димке – третья. Когда мы заняли тумбы для прыжков, я глянул на Димку. Тот хитро улыбнулся, и я понял, что основная борьба пойдет у нас с ним. Усмехнувшись, я приготовился и стал ждать команды для старта.
И вот звучит свисток. Я поглубже вдыхаю, резко толкнувшись ногами. Еще в воздухе я слышу рядом всплеск, и понимаю, что Димка прыгнул чуть раньше, чем я. Блин, у него преимущество! Надо срочно его догнать. В следующий момент я оказываюсь под водой и начинаю грести. Проплыв довольно-таки много, я смотрю в Димкину сторону, но ничего не вижу. Подняв взгляд выше, я понимаю, что ушел слишком глубоко под воду, и что Димка меня все еще обгоняет. Всплыв на поверхность, я снова сделал вдох и кролем пустился догонять друга.  Несколько рывков, вдох через правую руку, снова рывок.  Ближе к концу бассейна я почти нагнал его, но затем, когда начал возвращаться к старту, я понял, что мне не хватает воздуха. Я слишком долго плыл под водой, и вот теперь мне не хватает дыхалки. Я понял, что если не сбавлю обороты, то после заплыва я «выплюну легкие». Поэтому мне пришлось немного замедлиться. Димка окончательно вырвался вперед, а я начал догонять его брасом, благо, что заплыв был вольным стилем. Отдышаться мне особо не удалось, но я не останавливался. Задыхаясь, я кое-как добрался до финиша, и на трясущихся руках еле вылез из воды. Подойдя к физруку, я узнал результат. Оказывается, я не намного и отстал от Димки: он приплыл вторым, а я приплыл четвертым. Правда, наше время оказалось не настолько хорошим, чтобы мы имели возможность бороться за медали, да к тому же мы оба чертовски устали и тяжело дышали.
— Да ты вообще красавчик, — произнес я, все еще тяжело дыша.
— Ты тоже молодец, — откликнулся Димка. – Только почему ты так резко отстал от меня на обратном пути?
— Решил дать тебе шанс стать чемпионом, — усмехнувшись, я хлопнул Димку по плечу.
— Ну, ладно, ребята, можете идти в душ, и домой, — сказала нам Анастасия Федоровна.
В душе Димка заметил:
— Жалко, что посмотреть было особо не на кого…
— Ну почему же, купальники были ничего, правда, красивых обладательниц было немного, — ответил я.
— Это да. А помнишь ту брюнетку с длинными волосами?
-Да, но мне больше понравилась блондиночка с короткой стрижкой…

***

Вспомнив тот день, я усмехнулся  и глянул на Димку. Он тоже с улыбкой смотрел на меня. Видимо, тоже вспомнил тот день. И, как бы в подтверждение моей догадки, спросил:
-Так все же, кто тебе больше понравилась? Блондинка или брюнетка?
В ответ я хитро сощурился, и только открыл рот, чтобы ответить, как Надя резко остановилась и спросила:
— Что это еще за блондинка и брюнетка? – Надя смотрела на меня и ждала ответа.
Я глянул на друга, в поисках помощи, а тот сделал рожу, типа «Ничего не знаю, ничего не видел». Пришлось выкручиваться самому.
— Да это Димка вспомнил старый прикол. Ничего серьезного.
— А что за прикол? – Надя не хотела отставать.
«Стоп, а с какого перепуга я должен перед ней отчитываться? – промелькнуло у меня в голове. – Она мне кто? Мать? Сестра? Девушка? Первые два варианта точно отпадают, а вот третий…»
— Ау! Ты тут? – Голос Нади оборвал мои размышления. – Мне долго ждать ответа?
— Мы просто вспомнили бассейн, — пришел мне на помощь Димка. Соизволил-таки, блин.
— А, так вы там на девчонок в купальниках пялились? Ах вы, извращенцы, — Надя гордо подняла подбородок, и демонстративно повернулась к нам спиной.
Я удивленно посмотрел на Димку, а тот в ответ лишь удивленно пожал плечами.
— Да, Ден, — Женька подошел ко мне и сочувственно похлопал по плечу. – Это ж надо так спалиться с изменой, причем перед своей девушкой. Они такое не прощают.
— Да не было там никакой измены! – возмутился я. – Мы просто с Димкой обсуждали, на ком купальник смотрится лучше. Да и изменять мне некому, — последнюю фразу я произнес тихо.
— Да? А по-моему, кое-кто считает по-другому, — улыбнулась стоящая около нас  Аня.
Я недоуменно посмотрел на нее. Та лишь как-то странно улыбалась. Вообще все вокруг, кроме Нади, смотрели на меня и улыбались. Надя же все еще демонстративно стояла ко мне спиной. Я стоял и ничего не понимал. Мозг отказывался работать. Прямо как на контрольной по математике.
— И что же мне делать? – как то автоматически спросил я.
— Для начала хотя бы извинись, — подсказала Юля.
— За что? – искренне удивился я.
— Не важно, за что. Просто извинись. Мы, девушки, такие существа, которым приятно, когда перед нами извиняются. Если мы даже и не правы.
Делать нечего, и я, подойдя к Наде, пробубнил:
— Э-э-э… Надь, слушай… тут это…ну в общем прости, я не хотел.
— Твоих извинений мало для прощения, — Надя все еще не опускала гордо поднятый вверх подбородок. – Но я подумаю.
— Ой, да брось! Ну что мне нужно еще сделать, чтобы заслужить твое прощение? Пойти в толпу мертвецов и перебить их всех?
— Вполне возможно, — согласилась Надя. – Иди.
— Окей, — я развернулся,  и направился в сторону ближайшего ко мне переулка. Непонятная решительность переполняла меня.
— Ден, ты куда? – Димка догнал меня и схватил за плечо.
— Как – куда? Мочить тварей.
— Я же пошутила! – воскликнула Надя. – Я простила тебя, простила. Не глупи, и пойдем к станции.
Я равнодушно глянул на Надю и пошел по главной дороге. До станции оставалось совсем немного. Я чувствовал, что в сердце у меня появились какие-то новые чувства, но что это за чувства, я пока что не смог понять.
Лодочная станция уже была видна. Я шел впереди всей группы, ни на секунду не оборачиваясь. Позади меня шли остальные ребята и о чем-то тихо переговаривались. Я не прислушивался, но все же уловил несколько слов: чувства, любовь, не осознает. Ладно, сейчас я не могу нормально соображать. Отложу-ка я размышления на потом. Сейчас мне нужно успокоиться и привести мысли в порядок.
Подойдя к воротам лодочной станции, я осмотрелся: вроде, на территории никого не было, поэтому я, подождав, пока остальные подойдут к воротам, вошел на территорию и поднялся на пирс. Да, лодки на станции были, но всего три: одна средняя и две маленьких. Сойдя с пирса, я увидел, что девушки стоят возле здания станции. На мой вопросительный взгляд Света ответила:
— Парни в здании.
— Спасибо, — поблагодарил я и вошел внутрь.
Внутри парни занимались делами – Димка искал спасательные жилеты, а Женька складировал весла.
— Парни, на берегу находятся только три лодки, и то две из них – маленькие, — проинформировал я их.
— И что это значит? – покосился на меня Женька.
— А это значит, что нам придется сесть в разные лодки, так как в маленькие лодки больше двух человек не влезет. Женька, возьми шесть весел, а я пойду, поищу ключи от замков. – Я, было, развернулся и пошел, но потом добавил. — Димка, да брось ты свои жилеты, они нам не пригодятся.
Подойдя к столу, на котором лежали разбросанные бумаги и разоренная касса. Посмотрев на бумаги, я понял, что это листы из учетной книги лодочной станции. Она пестрела записями, гласящими о фамилии человека, взявшего лодку, времени проката, суммы проката  и какой залог он оставил. Чаще всего в залог оставляли телефоны. Последний раз лодку брали напрокат вчера, в восемь пятьдесят одну. А сейчас у нас… Я поднял голову, в надежде увидеть на стене часы. Но вместо часов я обнаружил стенд с ключами от замков. На нем висело всего три ключа. Недолго думая, я снял ключи и направился к двери.
На улице меня уже ждали скучающие ребята.
— Ну, наконец-то! – воскликнул Женька. – Тебя хорошо только за смертью посылать.
— Не надо за ней посылать, — вставила Юля. – Она и сама припрется.
— Идем к лодкам, я нашел ключи. – Я поднял над головой три ключа.
Через пару минут три лодки уже носом были в воде.
— Вы — парни, вот вы и гребите! – воскликнула Надя и уселась в среднюю лодку.
— Не, ну а кто же еще? Вся тяжелая работа только нам и достается! – негодующе произнес Женька, подходя к маленькой лодке.  – Сбегать за бензином – да, конечно. Спасти от бугаев-насильников – без проблем. Переплыть на лодке через реку с сильным течением – да нет ничего проще. А благодарности никакой!
— Ладно, не начинай, — я столкнул среднюю лодку и придержал ее. – Надеюсь, это откликнется нам потом. Кто лезет в среднюю лодку?
Надя и Аня подошли к лодке и с легкостью забрались в нее.  Света села в Женькину лодку, а Юля – в Димкину. Я посильнее толкнул лодку вперед, и на руках втянулся внутрь.
— Надя, так как ты впереди, то будешь говорить мне, куда рулить, — произнес я, садясь посередине и хватаясь за весла. – А ты, Ань, оставайся на корме и смотри по сторонам.
Навалившись на весла, я поплыл. Эх, хорошо, что дед научил меня прошлым летом управлять лодкой. Конечно, лодка – не яхта, но все же эти знания мне очень пригодились. Хоть и не всегда правильно, но мне удавалось неплохо плыть. Женька тоже шустро плыл. Видимо, он часто плавал на лодке, потому что он на середине реки догнал меня и доже обогнал. А вот у Димки были небольшие проблемы:  частенько он начинал заворачивать куда-нибудь, один раз даже закружился на месте. Правда, ближе к середине реки он, по-видимому, разобрался в управлении, и остаток реки доплыл более-менее ровно. А пока он нарезал круги, мы с Женькой доплыли до противоположного берега и вытащили лодки на берег. Затем вышли на дорогу и осмотрелись. На дороге в сторону моста вдалеке виднелись шатающиеся фигуры. Это могли быть только мертвецы. Но нас они никак не могли бы  заметить, поэтому мы спокойно встали и стали ждать Димку с Юлей.
Через несколько минут ребята вылезли из лодки и встали около нас.
— Это было увлекательно, — произнесла Юля, оборачиваясь к Димке, – но больше на лодке кататься не зови. Придумай лучше что-нибудь поинтереснее.
Юля отошла к девушкам, а мы с Женькой подошли к опечаленному Димке.
— Ну что, друг, произвести впечатление не удалось? – усмехнулся Женька.
— Да ну, блин, я не умею плавать на лодке, — Димка махнул рукой. – А кто же мог знать, что у нее морская болезнь? Вот и получилось, что я ее всего лишь помучил.
— Ладно, забей, братан, — я ободряюще хлопнул Димку по спине. – С кем не бывает?
— Эй, мальчики! – окликнула нас Аня. – Вы собираетесь идти за своими родными, или будете обсуждать, кто кого закадрил?
Мы с парнями переглянулись. Взгляды всех выражал одну и ту же мысль: спалились. Но делать нечего, и мы поплелись к девчонкам. Ближайшим от нас домом был мой дом, а сразу за ним – Димкин. Чтобы не терять времени, мы разделились: Аня, Надя и я пошли ко мне, а все остальные – к Димке.
Я подбежал к двери своего дома и постучал, в надежде, что мне откроют. Но никто мне не открыл. Тогда я дернул ручку двери, и дверь открылась. Отгоняя от себя самые мрачные мысли, я на ватных ногах прошел в дом. Обойдя все комнаты, я убедился, что дома никого нет. Зайдя в свою комнату, я увидел на столе записку. Она была написана торопливо, но явно маминым подчерком. Подняв ее, я прочитал:
«Сынок!

Из-за непонятной эпидемии весь район был эвакуирован. Мы точно не знаем, куда нас хотят отправить, но нам говорили о трех местах – полицейский участок, гражданское убежище на военной базе СОБР «Рыси» в центре города, аэропорт, а из аэропорта в безопасные места, такие, как Сибирь, или какие-нибудь безопасные острова. Телефоны мы взяли с собой, так что, когда появится связь – свяжись с нами. Возьми деньги в шкафу с моей полки. Они лежат там под платками. На поездку должно хватить. Целуем и ждем встречи.
Мама и папа.
П.С. Я знаю, мы еще увидимся. Будем ждать тебя. Береги себя.»
Схватив записку, я подошел к шкафу и взял деньги – десять тысяч рублей. Немного, но хватит на некоторое время. Хотя я сомневаюсь, что теперь деньги могут пригодиться. Сунув деньги в карман джинсов, я выбежал из комнаты к девчонкам.
— Похоже, весь район был эвакуирован еще тогда, когда все только начиналось, — я протянул девчонкам записку. – По крайней мере, я знаю, что мои родные живы, и могу за них не переживать.
— Но, все же стоит проверить остальные дома наших ребят, — заметила Аня. – Вдруг кто-то не покинул свой дом, ожидая возвращения своего ребенка.
Мы вышли на улицу и направились к Димкиному дому. Подойдя к двери, я уже хотел открыть дверь, но в этот момент дверь открылась, и на пороге появился мрачный Димка, а за ним и все остальные.
— Дай угадать, — сказал я, — твоей матери дома нет.
— Угадал, — угрюмо подтвердил Димка. – Я даже не хочу думать, что с ней произошло.
— А ничего с ней не произошло, — улыбнулся я. – Она эвакуировалась, вот и все.
— А ты откуда знаешь? – недоверчиво спросил Димка.
Я протянул ему записку. Быстро ознакомившись с содержанием, Димка просветлел и вернул мне бумажку.
— Да, ты прав. Скорее всего, так и есть, и она просто эвакуировалась. Но вот только где она теперь?
— Нам придется проверить все места в городе, – я развернулся и вышел в переулок.
— А что в записке написано? – спросила Света.
— То, что весь район был эвакуирован, — ответил Димка.
— Но давайте все же проверим остальные дома? – предложила Юля.
— А мы и не отказывались от этой  мысли, —  улыбнулась Надя. – Мы сейчас идем ко мне, дальше к Свете, а потом к тебе, Юль.
— Тогда советую поторопиться, — крикнул нам с дороги Женька. – Если мы не хотим вступать в новый бой с восставшими.
— С восставшими? – не поняла Надя.
— Ну, с зомби, — пояснил Женька. – Они же восстали из мертвых. И теперь они движутся в нашу сторону. Медленно, но уверенно.
— Тогда бежим, — крикнула Надя и вылетела из ворот на дорогу. Мы поспешили за ней.
Как я и думал, дома Надя тоже нашла только записку примерно такого же содержания, что и моя. Только там было побольше сопливых фраз о том, как родители ее любят, и полно извинений за то, что они не смогли дождаться свою дочку.  Надя аккуратно спрятала записку в карман жилетки, и мы вышли на улицу. Следующий дом, который нужно было проверить, был Светин. После нее оставался еще один дом, поэтому мы решили не медлить, и бегом побежали вперед.
Около одного из домов мы заметили толпу мертвецов, которые пытались проломиться внутрь этого дома, стараясь проломить дверь. Глянув мельком на Свету, я заметил, что ее глаза расширились от ужаса, а кожа побелела.
— Это твой дом? – спросил я.
Света в ответ кивнула.
— Если мертвецы пытаются проникнуть в дом,  — логически размыслил я, — значит, там их что-то заинтересовало. А они интересуются только едой. А еда для них – мы. Значит, кто-то живой есть в доме.
— Сестра! – вскликнула Света.
Ее вскрик вышел громким, и часть мертвецов оторвалась  от попыток проломить дверь. Обернувшись, они поплелись к источнику звука.
— Их не очень много, — произнес я, выходя навстречу мертвецам, — так что бьем их врукопашную.
Перехватив ружье за ствол, я замахнулся, и опустил приклад на голову ближнего зомби. Как и раньше, труп не выдерживал такого удара и падал на землю. Никто из трупов не выдерживал такого удара. От моего следующего удара наотмашь очередной мертвяк отлетел, опрокинув собой двух других зомби. Особо осматриваться по сторонам мне было некогда, но все же я увидел, как Надя ловко рукояткой своего копья подбила ноги идущего на нее мертвеца, и тот растянулся на земле. Не дожидаясь, когда тот придет в себя и встанет, Надя ударом сверху пробила ему череп. Я улыбнулся тому, что Надя уже уверенно сражается, и продолжил собственный бой. Впереди меня зарычал один из трупов, но я уже привык к тому, что часто подпускаю их близко к себе, поэтому просто отпрыгнул от него, и, перехватив ружье поудобнее, замахнулся для удара.  Но тут из открытого рта зомби показалось окровавленное лезвие меча, зомби остановился, руки его опустились, а сам он начал падать лицом вниз, скользя по лезвию.  Тело мертвеца упало, показав мне его убийцу:  за его спиной стояла девушка лет восемнадцати – девятнадцати, со  светлыми волосами, собранными в не особо длинный, но объемный хвост, холодными, ничего не выражающими голубыми глазами (точнее, глазом, так как второй глаз закрывала длинная челка), в легкой маечке-топе, не закрывающей пол живота, и в темных бриджах, опускающихся чуть ниже колен. Черты ее лица мне кого-то очень мне напоминали, но я никак не мог понять, кого. В вытянутой правой руке она сжимала меч-катану, которой только что убила моего мертвеца, а в левой – ножны, по-видимому, от меча.
Девушка посмотрела на меня, затем ударом наотмашь с разворота отсекла голову мертвецу, который подошел к ней со спины.
— Так и будешь на меня пялиться, или будешь сражаться? – произнесла девушка, протыкая очередного мертвеца.
Я тряхнул головой, сбрасывая с себя оцепенение, размахнулся и обрушил ружье на удачно подвернувшегося мертвяка. Через несколько секунд во дворе дома и на дороге не было ни одного стоячего трупа: все они валялись на земле и не подавали признаков жизни.
— Тина! – Света бросилась к девушке и обняла ее. – Ты жива!
— Я тоже рада видеть тебя, сестренка, — девушка улыбнулась, прижимая к себе Свету.
— Ребята, — Света повернулась к нам, — это моя сестра, Кристина.
Девушка посмотрела на нас и улыбнулась.
— Крис, ты никогда не говорила мне, что у тебя есть сестра, — Юля подошла к Кристине и обняла ее.  Они что, знакомы?
— Прости, Юль. Как-то было не до того, — Тина обняла Юлю в ответ. Видимо, да.
Поймав наши удивленные взгляды, Юля пояснила:
— Мы с Тиной уже давно знакомы. Ходили с ней вместе на тренировки по самообороне. Потом, правда, пошли на разные специализации – я ушла в кружок стрельбы, а Тина – в кружок фехтования. После, вроде, где-то откопала кружок самураев, и перешла туда. Вроде, так? – Юля вопросительно скосила глаза на подругу
— Да, так, — кивнула Кристина и повернулась к сестре. –  Я думала, что ты будешь дома еще вчера. Что случилось?
— Мы еле смогли покинуть колледж, — начала рассказывать Света. —  Потом парни бегали за бензином для автобуса. В общем, когда мы оказались в городе, на улице уже стемнело, и нам пришлось искать себе убежище, чтобы переждать ночь. Утром продолжили путь
— Чья была идея переждать ночь? – Кристина вопросительно подняла бровь.
— Дениса, — Юля кивнула в мою сторону. – А что?
— Вам стоит поблагодарить этого парня, — ответила Кристина и более доброжелательно посмотрела на меня. – Он спас вас всех. Если бы вы решили продолжить путь ночью, то, скорее всего, никто бы из вас в живых не остался. Ночью эти твари становятся более агрессивными и быстрыми. Скорее всего, это из-за того, что ночью становится холоднее. С крыши нашего дома я видела, как эти твари начинали бегать, хотя днем они передвигаются очень медленно, и как они, в буквальном смысле, разорвали несчастного человека, которого преследовали, на части. Днем они куда безопаснее, чем ночью. Да, вы, наверное, хотите искать своих родных? Ну, так это бессмысленно. Всех жителей эвакуировали военные, а тех, кто не хотел добровольно покидать дом, вели под стражей. Мне удалось спрятаться на чердаке, и меня не обнаружили. После эвакуации я обошла весь район, но никого не нашла, поэтому осталась дожидаться тебя, сестренка. Если бы ты сегодня не пришла,  завтра бы меня здесь уже не было.
— А ты не знаешь, чуда увезли всех горожан? – спросил Димка.
— Знаю, я слышала, как двое военных переговаривались. Один из них, что один автобус поедет в полицейский участок, и останется пока что там. Два других автобуса поедут в гражданское убежище какой-то «Рыси», так как там уже прочти не осталось места. А все остальные поедут в аэропорт. Там ведут учет всех выживших. Всех, кто не заражен, отправят в безопасные отдаленные места, такие, как Сибирь, или острова на Дальнем Востоке. А может, даже на тропические острова в Тихом океане.
— Получается, — лицо Нади сделалось печальным, — наши семьи могут быть уже и не в городе, и даже не в нашей стране. А, может, они находятся совсем рядом, в полицейском участке.
— Ладно, — я улыбнулся Наде, — мы обыщем все места, и узнаем, где находятся наши родные. Я обещаю.
— Вы так и не представились, — заметила Кристина. – Я до сих пор не знаю ваших имен.
— Я Женька, — представился Женька. – Однокурсник Светы.
— Меня зовут Надя, — подняла руку вверх Надя, — а это мои однокурсники. Высокий – Дима, а второй – Денис.
Я опять поморщился, но в этот раз не выдержал:
— Не Денис, а Ден. Мне так больше нравится.
— А мне больше нравится «Дениска», — вставила Аня. – Кстати, я Аня.
— Да, Дениска более звучит, — усмехнулась Кристина.
Блин! Лучше бы я промолчал! Кто меня тянул за язык?  Дениска – вообще звучит, как … Как… Я даже не знаю. Ладно, я лучше промолчу в этот раз, а то девчонки придумают что-нибудь еще. Они в этом ох как сильны. Поэтому я сказал:
— Ладно, народ. Если мы хотим сегодня что-то успеть, то пора начинать действовать. Идем сейчас в полицейский участок, так как он ближе всех из точек эвакуации. Тем более, — я посмотрел на небо, — солнце уже приближается к зениту. Нам нужно поторопиться.
— Я знаю короткий путь до участка, — сказала Кристина, — так что бегите за мной.
Она развернулась и побежала по переулку. Нам ничего не оставалось, кроме как следовать за ней. Итак, теперь нас восемь. Родные наши в безопасности, это самое главное. Впереди – полицейский участок. Возможно, мы встретимся с кем-то из родных. И теперь мы точно знаем, что ночью гулять  — не лучшая идея. Поэтому нам надо успеть сделать свои дела до темноты. Мы успеем. Мы должны успеть.

Продолжение следует…

Конец седьмой главы.

Друзья, теперь я смогу продолжить свой рассказ только в июле, так как у меня началась сессия. Как только сдам последний экзамен, так сразу займусь книгой. Кстати, у меня есть идея на новую книгу. Когда я сделаю первую главу, я обязательно опубликую ее.

А пока что — сессия…

Оцените фильм или статью:

(3 проголосовавших, средняя оценка: 4,67)
Загрузка...

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.