Погибший колледж. Глава 11 (конец первого акта)

Глава 11.Неужели спокойная жизнь?

Прохладный бодрящий ветерок обдувает меня. Наверное, я уснул на даче, в беседке, так как солнце не светит мне в глаза. Потянувшись, я открыл глаза и понял, что нахожусь явно не в беседке, так как в ней нет колоколов. Тогда где я? Черт, ничего не помню о вчерашнем вечере. Кажется, мы ехали в аэропорт… Ух, моя голова… Колокола должны находиться в колокольне, значит, я… А что я здесь забыл? Надо встать и осмотреться.
Попытавшись встать, я вдруг обнаружил, что чем-то придавлен. Опустив голову, я увидел лежащую на моей груди Марину. Что она тут делает? Кажется, я что-то вспоминаю. Кажется, мы с Мариной прикрывали отход нашей группы… Точно! А потом… Потом погибла Лена. У меня на глазах! Хоть мы и пытались ее спасти, она все равно погибла. И в ее гибели, хоть и косвенно, но виноват я. Ведь если бы я не решил ехать в церковь, она бы не погибла… Но потом я ничего не помню. Как я уснул? Ладно, потом спрошу у Марины.
Мне надо бы встать, чтобы осмотреться, но как это сделать, не будя девушку? У нее такое милое лицо во сне, что будить ее нет никакого желания. Эх, блин, и лежит она для меня очень неудобно: поперек меня, ноги слева от меня, туловище и голова на мне, а руки подложила под голову. Тут и не спихнешь, и не подхватишь. Можно попытаться слегка приподнять ее туловище и выползти. Так и сделаю.
Я, было, уже потянул руки к Марине, но тут она открыла глаза, и, улыбнувшись, сказала:
— Привет.
Я опустил руки.
— Привет. Удобно устроилась?
— Вполне,- Марина продолжала лежать и смотреть на меня.
— Очень рад. А теперь, может, уже поднимешься?
— А тебе не нравится, что я лежу у тебя на груди? – Марина даже с места не сдвинулась. – Хочешь поменяться местами?
— Что?! Нет! – это предложение смутило меня, но вмести с этим я вспомнил еще кусочек вчерашнего вечера. – Стоп, а ты не напомнишь мне, каким образом я вчера уснул?
— Почему бы и нет? – Марина, наконец, села и потянулась, как кошка. – Я вчера напоила тебя абсентом, и ты вырубился.
— О, да. Я вспомнил, — я поднял туловище, опершись на руки. – Хм, а я действительно чувствую прилив сил, и голода как не бывало.
— А ты думал, я тебя обману? – Марина подперла подбородок рукой и стала опять смотреть на меня. В ее глазах я заметил какой-то подозрительный огонек.
— Чего это ты на меня так смотришь? – насторожился я.
— А что, уже нельзя и смотреть? – состроила обиженное лицо Марина.
— Ну почему же, можно. Стоп! – я  вспомнил еще один момент вчерашнего вечера. – Что значили твои слова: «позабочусь о твоем сне и теле»?
— О сне в том смысле, что я не позволю разбудить тебя раньше, чем ты сам проснешься, — пояснила Марина, не сводя с меня глаз. Я начинал чувствовать себя неуютно.
— А тело защитить от зомби? – с надеждой предположил я. Зная замашки Марины, я очень надеялся, что это правильный ответ.
— Ну почему же только защищать? Не только. Что же я делала с твоим телом? – Марина приложила палец к губам и сделала невинное задумчивое лицо. Ну прям ангел воплоти! Только рожек и хвостика не хватает для полной картины.
— Молчи, — отстранился я от нее рукой. – Не хочу даже знать.
— Ну как хочешь. А там та-а-а-кие подробности, — протянула Марина и хитро глянула на меня.
— Не интересует, — отрезал я и посмотрел с колокольни вниз. Мертвецов внизу было всего около десятка. Я вспомнил весь вчерашний вечер. – Надо начинать выбираться.
Потянувшись рукой за спину, туда, где у меня были пистолеты, я наткнулся на пустоту.
— Что-то потерял? – веселым голосом спросила Марина.
Обернувшись, я увидел, что Марина сидит и рассматривает мои пистолеты. Около нее лежат три мои запасные обоймы, моя рация, мой телефон и фонарик.
— Ты что, обшарила мои карманы, пока я спал? – сурово спросил я.
— Ну, я же должна была устроить тебе хороший сон, — сладким голосом начала разъяснять мне Марина. – А как бы ты выспался, если бы спал на оружии, которое впивается в тебя?
— Спасибо, — бросил я. – А теперь, будь добра, верни.
— А ты забери сам, — с усмешкой на губах Марина начала прятать мои обоймы у себя под курткой.
Я подошел и забрал лежащие фонарик, телефон и рацию. Спрятав в карманах мобильник и фонарь, я подошел к ограждению, и присев на его край, включил рацию.
— Димка, прием, — я нажал на кнопку и проговорил, почти не надеясь услышать что-либо в ответ.
— Ден, ну наконец-то! – раздалось в ответ. – А мы уж и не надеялись.
— Диман, вы добрались до аэропорта? – задал я самый волнующий меня вопрос.
— Да, — ответил Димка. – Кстати, тут наши старые знакомые есть. Даже те, кого мы никак не ожидали увидеть.
— Неужто родители там? – взволнованно спросил я.
— Увы, нет, — слегка печально отозвался Димка. – Мы опоздали. Их отправили на самолете на остров Калимантан. То ли в Малайзию, то ли в Индонезию.
— Когда?
— За три часа до нашего прибытия. Но это не так важно. Эти острова являются безопасными, и там не было замечено ни одной вспышки заражения. Так же мы знаем, что все наши родные были в аэропорту, и все они живы и здоровы.
— Это хорошо, — облегченно ответил я.
— Мой вопрос: вы спасли Лену? – поинтересовался Димка.
Я немного помолчал, набираясь храбрости ответить.
— Нет, друг, не спасли. Мы потратили на нападающих на нее мертвецов все патроны, но она даже не воспользовалась нашей помощью. Она до последнего отвлекала мертвецов на себя.
— Я понял,  — тихо пробормотал Димка. – Она знала, на что шла. Ну да ладно, труп не воскресишь. Вы скоро прибудете?
— Точно не могу сказать, — ответил я. – Сейчас мы будем выдвигаться. Найдем транспорт и поедем. Вот только кое-кто мне вернет пистолеты… — я глянул на Марину.
— Я же сказала – сам забирай, — ответила Марина.
— Ладно, ждем вас, — сказал Димка. – До связи.
Я повесил рацию на пояс и взял «АВП». Собрав пустые обоймы, я распихал их по карманам.
— Ты что, не собираешься отбирать свое оружие? – слегка разочарованно спросила Марина.
— Из-за каких-то обойм я не полезу к тебе под куртку, — ответил я и подошел к люку.
— А как же ты будешь сражаться? – обеспокоенно спросила девушка.
— Врукопашную, — я перехватил винтовку за ствол. – Мне не привыкать.
— Нет, с тобой интересно только когда ты спишь, — обиженно пробормотала Марина и вынула обоймы из-под куртки. – Держи.
— Спасибо, — ответил я, принимая оружие и магазины. Пистолеты тут же заняли свое место за поясом джинсов, а магазины были убраны в карманы. Теперь мои карманы едва не трещали по швам от перегруза. Обоймы-то раньше тоже были за поясом.
— Ну что, идем? – спросил я и схватился за ручку люка.
— Подожди, — притормозила меня Марина. – Скажи, а число «тринадцать» для тебя какое-нибудь… Символическое?
— Тринадцать? – не понял я.
— Просто я нашла у тебя в кармане номерок с числом «тринадцать»… — пробормотала девушка.
— А, это, – вспомнил я. – Это мне дали в раздевалке в колледже. Я уж про него и забыл.
— Тебе его отдать? – поинтересовалась Марина.
— Не знаю, стоит ли? – задумчиво ответил я. – Обычно, когда мне в раздевалке дают тринадцатый номер, мне жутко не везет.
— Могу спорить, что в этот раз тебе повезет, — ободряюще улыбнулась Марина и протянула мне мой номерок.
Немного помешкав, я, все же, забрал номерок и сунул его в нагрудный карман рубашки.
— Ну а теперь идем, — Марина вынула свой пистолет из кобуры.
Открыв люк, я посмотрел вниз. Лестница внизу была пустая. Ни одного мертвеца не было видно до самого низа колокольни. Я повесил винтовку себе за спину, и взяв пистолет 5.7, спрыгнул в люк.  Через пару секунд Марина мягко приземлилась позади меня.
— У меня шестнадцать патронов в магазине и шестьдесят четыре запасных. В М9 одна полная обойма, — проинформировал я Марину. – Сколько у тебя?
— Двенадцать заряженных и сорок восемь в запасе, — ответила Марина.
— Приличный запас, — пробормотал я. – Но не так много, чтобы стрелять направо и налево. Экономим патроны. Выдвигаемся на дорогу, ищем какой-нибудь транспорт. Стрельбу открываем только в случае необходимости.
— Все-таки ты действительно лидер в своей группе, — отозвалась позади меня Марина. – Это заметил даже Рома.
— Я же тебе уже сказал, что у нас в группе нет лидеров, — я аккуратно спускался по винтовой лестнице. – Просто ребята доверяют мне.
— В аэропорте я попытаюсь доказать тебе обратное, — пообещала Марина.
— Все, тихо, — прошептал я. – «Они» реагируют на звуки, не забывай.
Воцарилась тишина, нарушаемая лишь пением птиц, шумом легкого ветерка и очень тихо звучащими шагами, которые было почти невозможно расслышать. Когда лестница закончилась и мои ноги коснулись пола, я выглянул из-за иконостаса в основной зал. Из той огромной толпы трупов, что вчера штурмовала церковь, остались лишь три жалких мертвеца. Видимо, остальные поняли, что поживиться здесь ничем не удастся, и ушли восвояси. Заметив, что Марина целится в одного из мертвецов, я поднял руку, призывая ее остановиться. Та удивленно покосилась на меня, но все же опустила пистолет. Убрав пистолет за пояс, я снял с плеча винтовку, отсоединил оптический прицел, и, перехватив оружие за стол, крадучись стал приближаться к ближайшему зомби. Подкравшись к нему со спины, я замахнулся и с силой опустил приклад мертвецу на голову. Раздался приглушенный хруст и труп мешком повалился на пол. Оставшиеся два мертвеца, привлеченные шумом падения тела, повернулись в мою сторону и  стали медленно приближаться.  Выждав, пока оба мертвеца приблизятся ко мне на достаточное расстояние, я ударом приклада в голову справа отправил в нокаут первого мертвеца, а затем с размаху в прыжке обрушил винтовку на череп второго.  Второй мертвец не выдержал удара и замертво свалился. Первый же мертвяк, хоть и упал на живот, все-таки снова начал подниматься. Не дожидаясь, пока он встанет, я ударом снизу снова отправил его на землю. После этого труп больше не вставал.
— Сравнительно долго, — посмотрела на трупы подошедшая ко мне Марина. – Но зато бесшумно.
— И при этом мы сохранили три патрона, — заметил я, подходя к дверям церкви (или, вернее, к тому, что от них осталось). – Ничего себе у них ночью силища!  Если им кто-нибудь попадется ночью, то они его не просто загрызут, а просто на части разорвут.
— Кстати, насчет попавшихся, — тихо проговорила Марина. – Я должна забрать жетон с тела Лены.
— Не буду спрашивать зачем. Скажу только, что это надо сделать как можно быстрее, и при этом не привлекая внимания других мертвецов.
— Я помню, — отозвалась Марина и вышла из церкви. Я вышел за ней. – Тело Лены должно быть у забора с левой стороны от церкви.
На площади перед церковью медленно бродили мертвецы, которых было не меньше десятка. Нас они пока что не заметили, поэтому мы как можно скорее двинулись в сторону кладбища. Туда, где должно было лежать тело Лены. Следуя за Мариной и попутно петляя между надгробиями, я размышлял о гибели Лены.  Она ведь сама решилась пожертвовать собой, так почему я виню себя в ее гибели? Тем более, что мы с Мариной всеми способами пытались помочь ей, но Лена даже не захотела воспользоваться помощью. И все же я чувствовал свою вину. Если бы я плюнул на церковь и решил ехать в аэропорт дальше, то сейчас бы мы все были в аэропорте, живые и здоровые. Возможно, мы даже застали бы родителей. Но самое главное, Лена была бы жива!
Чем больше я думал на эту тему, тем виноватей я себя чувствовал. И мне становилось невыносимо тошно от всех этих мыслей.
— Денис, ты видишь среди тел Лену? – прервала мои размышления Марина.
Очнувшись от размышлений, я внимательно обвел взглядом трупы зомби, которые ночью погибли от наших выстрелов, но не увидел тела девушки с хвостиком, поэтому отрицательно покачал головой.
— Я тоже не вижу, — пробормотала Марина. – Это может означать только одно. Лена стала одной из мертвецов. Теперь она где-то бродит, а я не смогу забрать ее жетон.
— Это, конечно, все увлекательно, но мне кажется, нам пора убираться отсюда, — я вынул из-за пояса «пять-семь». К нам со стороны церкви приближались мертвецы, причем не какой-то жалкий десяток, а гораздо больше. Откуда их столько взялось?
— Ого! – воскликнула Марина, вскидывая свой пистолет. – Кажется, пришло время пострелять!
— Это в крайнем случае, — ответил я, отступая к стене. – А сейчас нам надо бежать к воротам! Днем у нас преимущество – они не умеют бегать.
— Ну вот, — возмущенно сказала Марина, бегом двигаясь в сторону ворот. – Опять пострелять не дали!
Перепрыгивая  и оббегая надгробия, мы выбежали к воротам. Выход от нас отделяла лишь небольшая группа из пяти мертвецов. Выбежав на дорогу перед воротами и перепрыгивая через лужи (видимо, дождь шел всю ночь, да и сейчас небо все серое), я на бегу вскинул пистолет и сделал два выстрела. Двое из мертвецов полетели на землю. Почти одновременно рядом со мной прогремели еще три выстрела. Оставшиеся зомби погибли, даже не успев заметить нашего приближения. Перепрыгнув тела и чуть не поскользнувшись на луже, я вылетел через ворота церкви, Марина – следом за мной. Не останавливаясь, я побежал в сторону жилой части этого района.
— Теперь зомби точно знают, что мы здесь, — заметила девушка, нагоняя меня.
— Это не важно, — откликнулся я. – Сейчас нам нужно держаться просторных открытых участков дороги и найти машину с ключами. У меня есть одна идейка, но…
— Нам не обязательно нужна машина с ключами, — оборвала меня Марина. – Я обучена взламывать замки и заводить транспорт.
— Тогда все намного проще, — я свернул налево на перекрестке. – Бежим к парковке. Я с колокольни заметил, что там стоит несколько машин.
— А парковка далеко? – Марина на секунду оглянулась. – А то за нами хвост.
— Еще минуты две-три пути, — я тоже на секунду оглянулся. За нами довольно быстро (но все же не бегом) шли мертвецы. И их становилось все больше. «Они» выходили из парка, их можно было разглядеть между деревьями. В общем, этот район просто кишел мертвецами. Теперь ясно, куда исчезла та толпа, что штурмовала церковь. И, боюсь, это была еще малая часть всех обитателей этого района.
— Денис, впереди! — крикнула Марина. Посмотрев вперед, я обнаружил десятка два мертвецов, которые двигались нам навстречу.
— Стреляй! – крикнул я и вынул из-за пояса второй пистолет. Стрелять с двух рук было не очень удобно (а тем более на бегу), но все же я уложил около десятка зомби. В обоймах у меня осталось еще по несколько патронов, но по сколько именно – я не знал. Марина же высадила все патроны, так как она перезаряжалась.
— Вижу машины! – крикнула мне девушка.
Пробежав еще метров триста, мы подбежали к синему «Рено», который стоял к нам ближе всего
— Прикрой меня, пока я завожу машину! –  Марина вытащила что-то из кармана и присела возле двери водителя.
Убрав М9 за пояс, я стал прицельно стрелять в ближайших мертвецов с «Пять-Семь».  Успешно сделав три выстрела, я прицелился на очередного зомби и нажал на курок. Ничего не произошло. В недоумении я нажал на курок еще раз, и снова никакого эффекта не последовало.
— Перезарядись, — посоветовала Марина откуда-то позади меня.
Вынув обойму, я сунул ее в задний карман и попытался взять полный магазин. Но тут, словно мне назло, обойма выскользнула у меня из рук, и, отскочив от асфальта, отлетела к ногам подошедшего на близкое расстояние трупа. Поднимать ее было некогда, поэтому я лихорадочно вынул еще одну обойму, и зарядив пистолет, выстрелил в голову мертвеца, который уже подошел ко мне вплотную.  Сделав еще шесть выстрелов, я вдруг услышал, как позади меня  заурчал мотор, а следом за мотором раздался Маринин голос:
— Быстро в машину!
Уговаривать меня не пришлось, поэтому я, сделав еще один выстрел, развернулся и побежал к машине. Открыв переднюю дверь, я приземлился рядом с Мариной, которая сидела за рулем, и захлопнув за собой дверь, крикнул:
— Поехали!
Дернув рычаг коробки передач, Марина с силой вжала педаль газа в пол. Колеса под нами завизжали, и машина резко сорвалась с места,  сшибая мертвецов со своего пути.
— Я не знаю этот район, поэтому будешь говорить, куда мне поворачивать, — предупредила Марина.
— Ладно, — согласился я. – Тогда на ближайшем перекрестке направо.
— Это туда, где полно зомби? – уточнила девушка.
— Да.
— Но мы же можем…
— Просто дави их и все! – я пристегнул ремень безопасности.
Машина врезалась в толпу мертвецов.  Стекло тут же покрылось паутиной трещин и каплями крови, капот и бампер помялись, а боковые зеркала приказали долго жить. Видя, что Марина не входит в поворот, я заорал:
— Я же сказал, что сейчас направо!
Марина схватилась за рычаг ручного тормоза и дернула его. Машину резко потянуло влево.
— Мы скользим по крови, — поведала мне Марина, попутно выворачивая руль. Я схватился за ручку над дверью и закрыл глаза, надеясь на то, что мы не перевернемся.
Когда машина выровнялась, я открыл глаза.  Мы ехали прямо, продолжая сшибать мертвяков. Хоть через треснувшее и запачкавшееся кровью стекло было плохо видно, Марина все равно ловко вела машину.
— На следующем повороте нам налево, — произнес я, не отцепляя ручку. Держась за нее, я чувствовал себя в большей безопасности.
Вскоре под нами снова завизжали колеса, но в этот раз мертвецов было совсем немного, и машину даже почти не трясло.
— Следующих два перекрестка просто проезжаем по прямой, а на третьем перекрестке поворачиваем направо, — сообщил я. – Мы попадем на трассу. А уже на трассе нам просто надо будет ехать по прямой, никуда не сворачивая. И через час будем в аэропорту.
— Трасса, говоришь? – как-то странно улыбнулась Марина. – Говорят, что «Рено» умеет разгоняться до трехсот километров в час. Проверим?

***

До трехсот мы так и не разогнались, но со скоростью двести семьдесят мы все-таки летели. Теперь уже даже ручка и ремень безопасности не придавали мне ощущения безопасности.  Я сидел, вжавшись в кресло, и молился, чтобы мы доехали до аэропорта живыми. А Марина выглядела вполне уверенно и даже счастливо. Когда мы подъезжали к территории аэропорта, я дал себе слово, что если я буду водить машину, то никогда не буду разгоняться больше, чем до ста пятидесяти.
Марина с визгом затормозила возле ворот аэропорта.  Открыв дверь, я на ватных ногах выбрался из покореженного автомобиля.
— Эй! Есть там живые? – крикнул я в сторону закрытых ворот.
Над воротами появилось несколько голов, и высунулось несколько стволов.
— Сколько вас? – раздался мужской голос.
— Двое, — ответил я.
— Укушенные или раненые есть? – спросил другой мужской голос, более грубый, чем первый.
— Нет, — покачал я головой. – Может быть, вы уже впустите нас?
Две головы исчезли, а так же пропали все стволы оружий.
— Ну что, они впустят нас? – спросила высунувшаяся из машины Марина. – Или мне связаться с Ромой?
— Немного подождем, — ответил я. – Если они не откроют, то свяжемся с нашими.
В этот момент тяжелые массивные железные ворота заскрипели и открылись, за которыми мы увидели четырех мужчин, стоявших с оружием в руках. Ближе всего к нам стоял парень в зеленой клетчатой рубашке, в классических джинсах и в кроссовках, а так же у него были средней длинны русые прямые волосы и голубые, но серьезные глаза. Рядом с ним стоял мужик с коротко подстриженной черной бородой и в кепке. На нем была серая майка и темные, почти черные бриджи. Позади них находился старик,  которому я бы дал лет шестьдесят. У старика были не особо короткие, но аккуратно уложенные седые волосы и вышедшие из моды длинные бакенбарды, как у капитанов дальнего плавания. Видимо, старик работал в аэропорте, так как он был одет в темно-синий костюм, на пиджаке которого красовалась золотая нашивка «Аэрофлот». Так же у старика имелись погоны, но какие звезды и сколько их, я так и не  смог разглядеть. За стариком стоял немного грузный мужчина, которому, судя по всему, только недавно перевалило за сорок. Голова мужчины слегка поблескивала от недавно проявившейся лысины, а лицо украшала легкая щетина. Скорее всего, раньше он был офисным работником, так как на нем были хоть и испачканная в нескольких местах, но все же белая рубашка со стянутым на бок галстуком, и классические черные брюки, которые раньше хорошо выглаживались (на это указывали резко выделяющиеся на «мятом» фоне прямые стрелки). На ногах у мужчины красовались местами сбитые, но все же еще сохранившие былой шик черные лакированные туфли.
— Заходите, — произнес мужчина с коротко подстриженной бородой и в кепке. – Но перед тем, как вы сможете свободно передвигаться по территории аэропорта, вам придется пройти медосмотр и зарегистрироваться. Сами понимаете, это вынужденные меры предосторожности. Оружие мы у вас отбирать не будем, но я бы посоветовал вам не махать пушками здесь, на территории.
— Хорошо, — я кивнул головой. – А где нам проходить медосмотр?
— Алексей отведет вас, — сказал мужчина с бородой и кивнул в сторону парня в зеленой клетчатой рубашке. – После медосмотра  и регистрации он сделает вам небольшую экскурсию. А вашу… гм, — мужчина глянул на покореженное «Рено», — машину мы сами припаркуем. Сможете забрать в любое время, если она, конечно, вам понадобится.
— Можете делать с машиной что хотите, — разрешила Марина. – Нам она больше не понадобится.
Алексей сделал шаг вперед и произнес:
— Идите за мной, — затем развернулся и направился в сторону палаток, расположенных недалеко от ворот.
Стоять на месте было бы глупо, поэтому мы с Мариной двинулись за парнем. Уже уходя, я краем глаза заметил, что старик с бакенбардами тоже куда-то пошел, но в противоположную сторону от палаток.
— Аэропорт является безопасным местом, — начал разговор парень, пока мы шли к палаткам. – Когда началась вся эта… фигня, аэропорт почти сразу преобразовали в неприступную крепость. По правде сказать, хоть над защитой аэропорта неплохо работали, она, то есть защита, все еще неидеальна. Некоторые места все еще нуждаются в укреплении, но материал в аэропорте подходит к концу, а поставщиков, как вы понимаете, больше нет. Запасы провизии тоже не бесконечны. У нас на территории аэропорта сейчас находится около трехсот человек,  и всем требуется выдать воду и еду, так что особо шиковать не приходится. Правда, на днях должны прилететь два «Ту-334», которые привезут новые материалы и запасы еды, и попутно заберут чуть больше двухсот человек.
— Двести человек? – переспросила Марина. – Значит, сто человек останется здесь, в аэропорте?
— Да, — кивнул Алексей. – После того, как  самолеты отбудут, через несколько дней прилетят еще два, которые и заберут оставшихся. Ближайшим рейсом отбудут те, кто уже давно в аэропорте. Больные, дети, женщины в положении и старики со старухами уже улетели. Сейчас здесь, в основном, мужчины и парни, которые могут укреплять аэропорт и обороняться от мертвецов.  Но все же здесь достаточно много и девушек, и женщин, которые не захотели оставлять своих парней,  мужей и родителей.
В этот момент мы подошли к палаткам.
— Ну ладно, — Алексей присел на стул под большим зонтом, какие обычно стоят у кафешек на улице. – Вот мы и пришли. Проходите медосмотр, а я подожду вас здесь. Парни – направо, девушки – налево. После медосмотра я отведу вас на регистрацию к начальнику аэропорта, генералу Мельникову.

 

***

 

Ничего необычного на медосмотре не было. Вначале провели обычный осмотр на предмет «покровных повреждений», то бишь на наличие укусов, колотых и резаных ран и прочих отклонений. У меня не обнаружилось ничего ненормального, за исключением нескольких синяков и ссадин. Потом взяли кровь из вены, а в конце провели небольшой тест на проверку психики. Несмотря на случившийся конец света, мне удалось не только не свихнуться, но и сохранить ясность рассудка. Когда я вышел, Марины еще не было, поэтому я сел рядом с парнем и стал ее ждать.
— Как тебя зовут? – спросил Алексей. Судя по всему, пока парень ожидал нас, он сильно заскучал.
— Ден, — представился я. – А ты Алексей?
— Да, — кивнул парень. — Как вам удалось выжить? Если не считать сегодняшней ночи, к нам уже целые сутки никто не заглядывал из выживших.
— Ну, мы – часть той группы выживших, что прибыла сегодня, — пояснил я. – Просто нам пришлось разделиться, чтобы выжить.
— А, да,- оживленно воскликнул Алексей. – Парень из той группы рассказал мне, что от них отделилось три человека, давая им возможность спастись. Но… почему вас двое?
— Одна из наших погибла, когда отвлекала зомби на себя, — я смотрел на мокрый асфальт под ногами. Хоть дождь и прекратился, небо все равно было темно-серым, и, казалось, что дождь вот-вот возобновится.
— А почему вы ее не спасли? – слегка с укором спросил парень.
— Мы пытались спасти ее. Даже потратили все патроны на мертвецов, что окружали ее. Но она даже не воспользовалась нашей помощью… — я замолчал.
— Ладно, прости, — парень понял, что мне тяжело говорить на эту тему. – Слушай, а почему ты назвал зараженных «зомби» и «мертвецами»? Разве это не инфицированные люди, заболевшие «Тропической черной смертью»?
— Чем? – не понял я.
— «Тропическая черная смерть», — повторил Алексей. – Так назвали этот вирус по телевизору, когда это все началось. Правда, ученым, вроде как, не удалось найти эту бактерию в теле зараженного, но они продолжают работать над этим.
— Парень, ты видел этих, так называемых, «зараженных»? – я прямо посмотрел на парня.
— Я видел нескольких зараженных человек, когда проезжал на автобусе через рынок.
— Я имел в виду, ты видел их вблизи? – с напором уточнил я.
— Вблизи – нет, — покачал головой парень.
— А я – видел. И могу тебе точно сказать, что это – не какие-нибудь «зараженные», а самые настоящие ожившие мертвецы. Единственная разница заключается в том, что эти мертвецы не восстают из могил, а убивают людей, которые через очень короткий промежуток времени восстают, и идут убивать живых. Они не видят, но реагируют на звук и на выбросы адреналина в крови, так же как и собаки или другие хищники. Они не чувствуют боли, следовательно, не реагируют на любые повреждения. Убить их можно, только если повредить их мозг, или же разорвать контакт головы и тела. Они обладают огромной силой, поэтому лучше к ним в руки не  попадаться. Но если ты все же попался –  не дай себя укусить. Постарайся как можно быстрее вырваться или надейся на помощь товарищей. К тому же, ночью эти твари начинают бегать, тогда как днем они лишь еле волочат ноги. Если я правильно понял, скорость их передвижения напрямую зависит от температуры воздуха. Чем холоднее – тем быстрее движется кусок гнилой плоти.
— Но у нас впереди лето, которое, кстати, обещает быть рекордно жарким, — заметил внимательно слушающий меня Алексей. – Значит, у нас преимущество!
— Ага, — кивнул я. – Но до лета еще дожить надо.
— Из твоих слов я сделал выводы, что передвигаться нужно днем… — начал Алексей.
— Можно и ночью, но шанс погибнуть возрастаете в несколько раз, — вставил я.
— …Причем бесшумно, — как ни в чем не бывало продолжил парень. – Чтобы убить их, нужно бить точно в голову. Держаться от них на расстоянии и не боятся. Передвигаться в одиночку нежелательно.
— И на одиночные цели патроны зря не тратить, — заметил я. – Легче подкрасться к мертвяку и хорошенько врезать ему чем-нибудь по башке. Стрелять вообще надо стараться пореже, так как патроны – на вес золота.
— А ты, я смотрю, уже другим рассказываешь про основы выживания, — весело произнесла только что вышедшая из палатки Марина.
— Мне не жалко поделиться опытом, — ответил я, подмигивая Алексею.
— Ну что, ребята, — парень встал со стула и промял затекшую спину. – Пора вам идти на регистрацию. После этого я отведу вас к вашей группе.
Мы проследовали за Алексеем  к  четырехэтажному зданию и вошли в него. Поднявшись по лестнице на второй этаж, мы встали возле одной из дверей.
— Одну секунду, — остановил нас Алексей и, постучавшись, открыл дверь и заглянул в комнату. – Новенькие пришли на регистрацию. Можно их впустить?
— Конечно, — ответил твердо поставленный мужской голос. В этом голосе переплетались командирские и нежно-отцовские нотки. – Пускай заходят.
Открыв дверь, Алексей жестом предложил нам войти. Я первым вошел в комнату, Марина вошла за мной, а Алексей вошел последним и прикрыл за собой дверь.
Перед нами возле письменного стола стоял тот самый старик с бакенбардами, которого я видел у ворот.
— Разрешите представиться, — старик закинул руки за спину и внимательно стал смотреть на нас. – Генерал Афанасий Мельников, к вашим услугам.
— Генерал, — Марина, до этого спокойно стоявшая  рядом со мной, вытянулась по стойке «смирно» и отдала честь старику.
— Вольно, — мягко улыбнулся старик. – Представьтесь, пожалуйста, — и посмотрел на Марину.
— Майор Марина Ивашова, боец экспериментальной элитной группы спецотряда быстрого реагирования «Кинжал-1Б». Позывной – «Венера». Командир – Григов Роман. Позывной – «Фрост».
— Достаточно, — вежливо прервал вошедшую во вкус девушку Афанасий. – Теперь вы, юноша.
— Меня зовут Денис Киварин, — начал, было, я и тут же запнулся. Я понял, что я не смогу рассказать о себе так же, как и Марина. – Ну… я являюсь студентом второго курса пищевого колледжа. Вернее, являлся им, пока колледж не погиб…
— Знаю, — произнес старик. – Колледж стал одним из первых мест, что подвергся атаке. Моя племянница училась там. И если я все правильно понял, то ты ее хорошо знаешь.
— Может быть, — неопределенно мотнул я головой. – Но пока я не представляю, кого вы имеете ввиду.
— Ничего, юноша, скоро поймете, — улыбнулся старик. – А сейчас я должен записать вас в журнал. То есть зарегистрировать, как официально присутствующих. Подойдите к столу и заполните графы…

 

Когда все нужные графы были заполнены, дверь, ведущая в коридор, открылась, а в комнату вбежал радостная Аня.
— Дядя, пришло радиосообщение с самолетов!
— Дядя?! – ошарашенно выпалил я.
— О, ребята! Вы добрались! – радостно вскрикнула Аня и кинулась обнимать нас.
Когда приветственные объятия кончились, я, наконец, спросил:
— Я не понял, Аня. Афанасий является тебе дядей?
— Да, — кивнула Аня. – Это старший брат моего отца.
— Все же я был прав, — с мягкой улыбкой произнес старик. – Вы друг друга знаете.
— Конечно, знаем,  — опять кивнула Аня, но в этот раз Афанасию. – Бок о бок спасались в колледже.
— И остальной путь мы тоже вместе проделали, — вставил я.
— Дядя, а ребята уже закончили регистрацию? – девушка взглянула на старика.
— Да, — медленно, с расстановкой, кивнул старый генерал. – Теперь они официально часть нашей команды. А что ты хотела мне сообщить?
— Ах, да, я чуть не забыла, — Аня схватилась за лоб. – Два самолета типа «Ту-334» находятся в двух днях пути до нас. Часть этого времени они потратят на дозаправку где-то на безопасной территории Китая. Они везут большие запасы провизии и стройматериалы на борту. Как и предполагалось, они смогут забрать двести двадцать человек. И в аэропорту останется еще сто восемь… — Аня замялась и глянула на нас с Мариной, — …сто десять человек, которые смогут покинуть территорию аэропорта в течение недели после того, как самолеты покинут наши взлетные полосы.
— Спасибо, — поблагодарил Афанасий. – Это то, что я хотел услышать. Можете быть свободны.
— Идемте, ребята, — поманила нас рукой Аня и вышла в коридор. Мы вышли за ней. – Все остальные сидят у терминала в аэропорте.  И да, там те, кого ты, Денис, явно не ожидаешь увидеть. Думаю, тебе будет приятно снова встретить старых знакомых.
— Кто там будет? – заинтригованно спросил я.
— Сам все увидишь. Не хочу портить сюрприз.

 

***

 

Шагая по корпусу аэропорта, еще издалека в царящей тишине я услышал знакомую песню, которую кто-то играл на гитаре. Могу поклясться, что я слышал «NothingElseMatters» в особом тембре,  но ведь эту песню  таким образом исполнял лишь я и.. Влад! Но Влад же погиб еще в колледже. Или же…? Не удержавшись, я сорвался с места и побежал вперед. Звук шел откуда-то слева и становился все громче, поэтому, когда я выбежал в просторный зал терминала, то увидел, как слева от меня  полукругом сидят наши друзья, и завороженно слушают, как на гитаре играет… Влад! Живой, здоровый, и… с перевязанной рукой. Рядом с Владом сидел Саня, который являлся как Владовым, так и моим однокурсником. А рядом с Димкой и Женькой сидел Колян. Тот самый, которого мы спасли на автозаправке.
Влад, сидевший лицом ко мне, увидев меня, отложил гитару и встал.
— Влад, ты жив?! – радостно и слегка ошарашенно спросил я, приближаясь к другу.
— Как видишь, да, — ответил Влад и протянул мне руку, которую я тут же крепко пожал.
— Но я же видел укус, — я покосился на перевязанную руку.
— Меня действительно укусили, — Влад поправил бинт на руке. – Но по непонятной причине я не стал одним из этих тварей. Садись, я сейчас расскажу тебе все, как было.
Поприветствовав всех, я сел рядом с Владом и Саней, и Влад начал свое повествование.

 

После того, как я спустился по лестнице, мне потребовалось найти хоть какое-нибудь оружие, поэтому я последовал в подсобку и взял там лопату. Затем вышел на площадь, где у нас всегда проходила линейка, и начал орать, чтобы голосом привлечь внимание мертвецов. Я же считал себя уже мертвым, поэтому не боялся толпы голодных зомби. 3Вскоре мертвецы заинтересовались мной и решил пообедать. Но лопата-то у меня не для красоты в руках была. Отмахиваясь от более проворных трупов, я отступал вглубь территории колледжа, стараясь увести их подальше от выхода. Минут через пять я понял, что укус начинает действовать на меня, и что я начинаю терять сознание. И это я еще молчу о сильной боли, что раздирала мое тело. Я боролся с укусом еще примерно с минуту, а потом мои ноги подкосились, я повалился на землю и потерял сознание. Но перед тем, как потерять сознание, я увидел, что мертвецы потеряли ко мне интерес и снова пошли к выходу из колледжа. Когда я очнулся, то обнаружил Саню, который сидел возле меня и перевязывал мне руку.
— Просто когда я его обнаружил, — вступил в разговор Саня, — я еще не знал, что мертвецы появляются после укуса. Я тогда вообще ничего не знал. Когда нашего математика укусили, я онемел от ужаса. А после того, как он еще и встал и хотел накинуться на тебя, я почти сразу понял, что произошло что-то непоправимое, и что теперь нужно спасать свою жизнь. Когда толпа кинулась к выходу, я вначале побежал вместе с ними, но потом сообразил, что в данном случае лучше не поддаваться стадному инстинкту, а затаиться где-нибудь, и раздобыть себе оружие. Я решил не использовать швабры для самообороны, хоть и на примере убедился, насколько они хороши, поэтому через второй этаж проник в дворницкое подсобное помещение – на мое счастье, оно оказалось открытым, — и пошарив там, обнаружил неплохой пожарный топор, — с этими словами Саня кивнул куда-то в сторону. Проследовал взглядом в ту сторону, я увидел стоявший у стены довольно большой красный (частично от краски, частично от крови) топор, которые обычно висят на пожарных стендах. – Так вот, вооружившись топором, я решил, было, уже покинуть подсобку, но открыв дверь, увидел в конце коридора нескольких мертвецов. Тогда я еще не знал, что это мертвецы, поэтому вышел в коридор и позвал их. Когда они подошли ко мне поближе, я разглядел их и понял, что совершил грубую ошибку. Их было пятеро, и сражаться с ними я не рискнул, поэтому быстро вернулся в подсобку и заблокировал за собой дверь. Выйти через нее для меня больше не представлялось возможным. Через окно я видел гибель других студентов, видел жалкие попытки спастись тех, кто забирались на заборы и сидели там. Видел, как заборы падали вместе  со студентами, и как те попадались в руки голодным мертвецам. Правда, нескольким студентам все же повезло, и они успели покинуть колледж, и, надеюсь, они все еще живы. Дверь позади меня сотрясалась от мощных ударов, но, во-первых, она была с двух сторон обита железными листами, а во-вторых, я припер дверь двумя шкафами и столом, так что у зомби не было шансов проникнуть внутрь, так же как и у меня не было шанса выйти через дверь. Просидев в подсобке с час, я вдруг увидел через окно знакомую фигуру. Присмотревшись, я понял, что это Влад. Он шел с лопатой, маня за собой мертвецов. Я тогда подумал, что Влад свихнулся, или он самоубийца. Но когда он потерял сознание, и зомби потеряли к нему интерес, я смутился еще больше, и решил ему помочь. Все же с другом легче выживать, чем одному. Открыв окно, я оценил высоту. Второй этаж оказался не так уж и высоко. Скинув топор, я выпрыгнул и приземлился почти удачно: всего лишь чуть-чуть ушиб стопы. Подняв топор, я  отыскал Влада, который все еще валялся без чувств, и подойдя к нему, внимательно осмотрел его. Кроме поврежденной руки, он ничем не отличался от нормального человека. Ну, уж точно не был похож на тех тварей, что я видел в коридоре и через окно. Поэтому я решил перевязать Владу рану и дождаться, когда он придет в сознание. Для перевязки я пожертвовал рукавом своей рубашки (все равно рубашка у меня под толстовкой, и не хватающего рукава никто не заметит). Когда я заканчивал перевязку, Влад очнулся.
— Вначале я удивился, — Влад взял свою гитару и начал настраивать струны, – что я не стал одним из мертвецов. Потом понял, что мне нужно радоваться своему везению. Обмозговав с Саней дальнейшие действия, мы пришли к выводу, что нам нужно найти своих предков и где-нибудь перекантоваться, пока все не утихнет. Пешком добираться до города было слишком долго, поэтому вы воспользовались Саниным байком.
— Просто я ключи от него всегда с собой ношу, — Саня достал ключ и продемонстрировал нам. – Да и оставлять его там мне было жалко.
— В общем, — продолжил Влад, — мы доехали до города, и увидели, что он уже во власти мертвецов. Наши дома уже пустовали. Непонятно было, погибли ли наши предки, или же эвакуировались, но мы никого не застали. Забрав необходимые вещи, мы хотели, было, поехать искать какое-нибудь укрытие, но увидели вертолет, который призывал всех выживших направляться либо на военную базу, либо в полицейский участок, либо в аэропорт. Аэропорт был ближе всего для нас, поэтому мы и поехали сюда. Здесь мы оказались еще позавчера вечером, но когда у нас была возможность эвакуироваться на самолетах, мы решили остаться и помогать укреплять аэропорт. Вчера в аэропорт никто не приехал, а сегодня ночью приехали они, — Влад кивнул на всю нашу группу. — И Надя уверяла меня, что утром должен вернуться ты и еще две девушки. Но я вижу только одну.
— Да, Денис, ты можешь толком объяснить, что там произошло? – серьезным тоном спросил Роман. – Димка что-то рассказал невнятно, из его слов я лишь понял, что Лена погибла.
— Когда Лена отделилась от вас, мы переключили все внимание на нее, — начал рассказывать я. Мой взгляд вцепился в одну точку и замер. Смотреть кому-либо в лицо я сейчас не решался. — Она отвлекала мертвецов, чтобы дать вам возможность выжить.  Мы отстреливали всех мертвецов, что преследовали ее, но их было намного больше, чем патрон у нас. Потратив все боеприпасы, мы больше не могли помогать Лене. Мы надеялись, что она будет прорываться к церкви, а мы – прокладывать ей путь, но Лена заняла оборонительную позицию у ограждения и даже не сдвинулась с места. Когда у нас закончились патроны, она еще немного постреляла, а после… — я замолчал. Я не мог произнести этого. Мне было больно даже вспоминать.
— Что же, — Роман встал. – Она знала, на что идет, и понимала риск. Она была отличным и храбрым бойцом. Давайте почтем ее память минутой молчания.
Все встали. На душе у меня скребли кошки. Я чувствовал себя виноватым в смерти Лены. Чувствовал вину за то решение поехать в церковь. Я винил себя даже за конец света, хотя здесь я был совершенно ни при чем. Я заметил, что у Марины по щекам бегут слезы, хотя до этого момента она не давала воли чувствам. Может, именно по этой причине она и приставала ко мне на колокольне? Чтобы таким образом отбросить тревогу на задний план? Ладно, это останется для меня неизвестным.
Когда минута молчания кончилась и все сели, я увидел, что лицо Марины уже просветлело, и не было даже заметно, что она плакала.
— Ладно, ребята, — произнесла неуверенным голосом Аня. – Давайте не будем о грустном. Сейчас за последние три дня произошло слишком много всего.  Нам нельзя унывать. Кстати, через полчаса будет обед. Потом общий совет в зале ожидания. Давайте пока поговорим о чем-нибудь другом, более веселом.
— Согласен, — кивнул Ромка. – Если мы будем сильно реагировать на все гибели, то вскоре просто свихнемся. Мы пока что живы, и должны выжить. У кого-нибудь есть тема для разговора?
— Да, у меня есть вопрос, — Марина повернулась к ребятам из нашей группы. – Скажите, а в вашей группе есть явный лидер, решениям которого вы доверяете?
Я вспомнил, что еще в церкви Марина обещала поднять этот вопрос. Мои друзья начали переглядываться и подавать друг другу какие-то жесты, как бы раздумывая. Затем Димка, немного подумав, ответил:
— Не знаю, как другие, но я доверяю решениям Дена. Когда мир начал лететь к чертям, он начал принимать наиболее правильные решения, которые помогли нам выжить. Конечно, не все его действия полностью правильные, у него есть и промахи, но все же его решения пока что нас не подводили.
— Я тоже считаю, что Ден принимает самые оптимальные решения, — немного задумчиво ответил Женька. – К тому же он старается не ущемлять интересы других, и интересуется мнением окружающих.
— Денис пытается по возможности помогать окружающим, — отозвалась Света. – Он не может просто так пройти мимо тех, кто нуждается в помощи. Причем помогая другим, он часто перестает беспокоиться о собственной безопасности.
— Он смело идет вперед, ведя за собой остальных, — Надя посмотрела на меня. – Такое ощущение, что он заранее знает, куда нужно идти, а каких мест стоит опасаться.
— А я не знаю, какими еще словами можно охарактеризовать Дениса, — произнесла Юля. – Все правильные слова уже были сказаны, а повторяться я не люблю. Я тоже доверяю решениям Дениса.
— А я чувствую, что Дениска (при этом слове я поморщился) умудряется оставаться человеком, — Аня задумчиво наматывала свою прядь волос на палец, — хоть все вокруг и превращаются в животных.  Считаю, что сейчас важнее всего остаться человеком и не дать окружающим потерять свою человечность. У Дениски это неплохо получается, поэтому я и следую за ним.
— В общем, вы считаете лидером Дениса? – подвела итог  Марина. Ребята согласно кивнули. – А сам Денис считает себя лидером? – и все посмотрели на меня.
— Я уже однажды говорил, что я не считаю себя лидером, — начал я, немного подумав. – Я считаю, что среди нас все равны…
— Ну так и есть, — оборвала меня Надя. – Но ведешь нас ты. Если бы не ты, вряд ли бы кто-нибудь из нас добрался до аэропорта живым.
— Но я не могу быть лидером, — продолжил я. – Из-за моего решения погиб человек. Если бы я не решил ехать в церковь…
— Погибло бы шесть человек, — продолжил за меня Ромка. — А Лена погибла по собственной воле. Ты ни как не виноват в случившемся.
— Ден, — спокойно произнесла Кристина. – Ты уверенно ведешь нас через разрушающийся на глазах мир. Мы все доверяем тебе. За кем-нибудь другим мы вряд ли сможем идти так же столь уверенно, как за тобой. Я знаю тебя очень недолго, но я чувствую, что с тобой мы как за каменной стеной. Если ты не будешь лидером, наша группа просто развалится. А, как ты сам прекрасно понимаешь, этого допускать нельзя. Сейчас нас уже не одиннадцать, как это было на базе «Рыси». Теперь нас тринадцать, плюс у нас много союзников. Я уверена, что аэропорт – это далеко не конец наших приключений. Ты обязан вести нас и дальше. А мы будем помогать тебе.
— Хорошо, я согласен, — сдался я. – Но все равно мы все будем равны. Среди нас не будет никаких особых лиц, обладающих особыми правами. Все согласны?
Все присутствующие согласно кивнули.
В это время из-за угла вышел Алексей, и немного уставшим голосом произнес:
— Вот вы где! А я вас уже обыскался. Спускайтесь в зал ожидания. Извольте обедать. Собрание пройдет прямо во время еды.

 

***

 

Внизу собрались уже все обитатели аэропорта, за исключением нескольких человек, которые остались патрулировать периметр. Об этом мне позднее поведала Аня. Люди становились в шесть очередей, которые очень быстро двигались. Я не был голоден (благодаря абсенту), поэтому пошел занимать места на нашу группу. Вскоре возле меня собрались все наши друзья и товарищи. У всех были пластиковые тарелки с картошкой и жареным мясом. Ребята принялись есть, попутно перекидываясь шутками и просто веселыми мыслями.  Когда их тарелки опустели более чем на половину, перед обедающими людьми на площадку вышел Афанасий Мельников, пожелал всем приятного аппетита и попросил минуту внимания.
— Друзья, — начал старый генерал, — как вам всем известно, к нам летят самолеты, которые восполнят наши запасы воды и еды, доставят нам новый строительный материал, а так же заберут больше половины всех выживших. Вы уже знаете, кто улетит, а кто останется. Напоминаю, вы можете с кем-нибудь поменяться местами, то есть если у вас появилось желание остаться в аэропорте и помочь нам, то найдите другого человека, который займет ваше место в самолете. Так вот, эти самолеты прилетят уже послезавтра утром. Но у нас появились небольшие проблемы. Если запасов еды  нам хватит еще дня на три-четыре, то стройматериалы уже почти закончились. Боюсь, нам их не хватит даже на завершение укрепления северной стены. Боюсь, нам придется задействовать мебель в номерах гостиницы и стулья в залах ожидания.
— Подождите, — я поднялся и вышел на площадку. Встав рядом с генералом, я  продолжил. – А почему мы обязаны использовать мебель? Разве мы не можем просто съездить в город и взять оттуда материал, который пригодится нам? А так же позаимствовать провизию, воду и вещи, которые могут нам пригодиться. В городе сейчас уже почти никого нет, поэтому за то, что мы возьмем что-то, нам ничего не сделают. Единственное, чего нам действительно следует опасаться – мертвецы, или как вы их называете, «зараженные». У вас заканчивается стройматериалы? Давайте раздобудем несколько грузовиков, нанесем визит на базу строительных материалов и заберем то, что нам нужно. Нет еды? Берем пару легковушек, едем в ближайший супермаркет и забираем там все продукты. А оружия у вас много?
— Не так уж и много, — признался старик. Пока я разглагольствовал, он задумчиво  трепал одну из бакенбард.
— Тогда едем на военную базу «Рыси» и забираем оттуда все оружие, — продолжил я. – Там на первом подземном уровне его о-о-очень много.
— А на втором уровне еще есть тяжелые станковые пулеметы, — вставил слово Ромка.
— Так это вообще прекрасно! Перетащим все содержимое базы на аэропорт, и превратим его в неприступный форт.
— Я не знаю, —  ответил старик. – Город полностью во власти зараженных, и есть шанс, что если мы покинем территорию аэропорта, то больше никогда сюда не вернемся.
— Пока мы живем, мы рискуем каждую секунду, — ответил я. – А если мертвецы нападут на аэропорт сейчас, пока аэропорт не укреплен до конца? Вы сами сказали, что оружия не так и много, а самолетов нет, чтобы в экстренном случае улететь. Поэтому нам надо рискнуть выбраться в город за оружием, материалами и едой. Плюс, может, нам удастся найти выживших, которые еще остались в городе и нуждаются в помощи.
— Не уверен, что такие еще есть, — неуверенно заметил генерал.
— Может быть, вы и правы, но наша же группа смогла провести почти трое суток в городе, — попыталась убедить Афанасия Аня. Она тоже поднялась и встала рядом с нами. – Если в городе остались выжившие – мы просто обязаны хотя бы попытаться помочь им.
— Если будем сидеть сложа руки и ждать спасения – спасать уже будет некого, — продолжил я. – Нам нужно самим проявлять активные действия, чтобы спастись. Если кто-то со мной не согласен – пусть выскажет свое мнение, — я повернулся к залу.
По залу ожидания прокатился ропот, но никто не стал возражать моим высказываниям.
— То есть, вы согласны с предложением этого молодого человека? – тоже обратился к залу Афанасий.
Из зала вначале тихо, как будто побаиваясь, начали звучать слова согласия, потом они стали более громкими и уверенными, а в конце зал просто бушевал довольными выкриками.
— Хорошо, так и поступим, — подвел итог  Афанасий. – Будем отделять добровольцев на рейды. Сейчас после еды мы поедем за оружием.
— Я бы посоветовал за оружием поехать  завтра с утра, — обратился к генералу я.
— Почему? Сейчас ведь всего пять часов вечера, — удивился старик.
— От аэропорта до базы полтора часа езды, — начал я. – То есть на путь туда и обратно вы потратите три часа. В одиннадцатом часу воздух на улице уже становится прохладным, и мертвецы начинают очень быстро передвигаться. Боюсь, вы не успеете за это время найти достаточно транспорта, доехать до базы, разобрать завалы, достать оружие и боеприпасы и вернуться в аэропорт. Ночью лучше остаться в аэропорте.
— И что же, нам провести сегодняшний вечер впустую? – слегка расстроено уточнил Афанасий. – Ты же сам сказал, что нам не стоит мешкать с укреплением базы.
— Я не предлагаю вам бездействовать сегодня, — я развеял сомнения Афанасия. – Я хочу предложить вам более выполнимую и безопасную задачу. На выезде из города я заметил грузовую стоянку, на которой было около десятка грузовиков.  Я предлагаю вам добраться до стоянки, до которой, кстати, всего полчаса пути, и пригнать грузовики в аэропорт. А завтра с утра разделимся: четыре грузовика поедут на военную базу за оружием, а остальные шесть – за стройматериалом и продуктами.
— А как мы откроем грузовики, если они вдруг окажутся запертыми? И как мы их заведем? – поинтересовался Афанасий.
— Есть у меня на этот счет несколько мыслей, — отозвался я и повернулся к залу. – Уважаемые, попрошу минуту внимания. Есть ли среди вас взломщики замков и угонщики автомобилей? Не бойтесь, полиции сейчас больше нет, а если она и есть, то у нее сейчас проблемы поважнее есть. А ваши навыки очень пригодятся нам для выживания. Генерал обещает вам, что вам никто ничего не сделает, — постарался как можно убедительней произнести я.
— Эй, что ты бормочешь, — тихо спросил меня Афанасий. – Я никому ничего не обещал.
—  Доверьтесь мне, генерал, — так же тихо отозвался я. – Сейчас нам нужно втереться к взломщикам в доверие, чтобы убедить их сотрудничать с нами. Хотя, может, им нужно, чтобы кто-то стал для них примером, и побудил их сотрудничать с нами. – Затем я выразительно посмотрел на Марину и громко продолжил. – Ну же, люди, не стесняемся, встаем. Поверьте, ваша помощь нам нужна как никогда.
Марина, наконец, поняла, чего я хотел от нее, и поднялась. Я обратился к ней.
— Благодарю за честность. Итак, что вы умеете?
— Умею вскрывать почти любые замки и заводить любой транспорт без ключей, — ответила Марина.
Это я уже знал, но нам требовалось разыграть спектакль перед другими. И это сработало! Вслед за Мариной неуверенно поднялся невысокого роста неприметный мужичок с короткими темными волосами и в серой рубашке.
— А вы, уважаемый, чем нас удивите? – тем же тоном продолжил я.
— Умею открывать двери машин и разбираюсь в электронике, — тихо, как будто боясь, что его сейчас арестуют, пробормотал мужичок. – Тоже могу завести мотор.
— Именно такие навыки нам и требуются, — громко заявил я. – Вас двоих я попрошу выйти сюда, чтобы немного позднее объяснить задачи, которые требуется выполнить. Ну же! И это все? Два человека? Нам нужно больше людей! Нам нужно не меньше десятка людей. Ладно, тогда повысим ставки, — я решил немного изменить тактику. – Те добровольцы, которые сейчас выйдут сюда, завтра гарантированно получат личное оружие, чтобы иметь возможность обороняться на рейдах. Ведь на военной базе оружия меньше, чем нас.
Этот мой ход произвел нужный эффект. После моего предложения поднялось еще пять человек, а затем еще шестеро.
— Отлично! Попрошу вас всех подойти сюда, — произнес я. – Сейчас вы нам с генералом расскажете, что вы умеете, а мы сообщим вам вашу на сегодня задачу. Если задача будет успешно выполнена, и завтра ничего не сорвется, то завтра вечером у вас уже гарантированно будет личное оружие.
— Думаю, задачу будет лучше сообщить у меня в кабинете, — заметил генерал. – Так что сейчас вы все идете за мной. Вы тоже идете, молодой человек, — обратился ко мне генерал. Затем он повернулся к залу и громко произнес. – На этом наше сегодняшнее собрание закончено. Можете быть свободны.

 

***

 

— Итак, вам понятна ваша задача? – спросил генерал у присутствующих. В ответ все кивнули. – Тогда попрошу вас идти и выполнять. И помните: вы должны вернуться обратно до десяти, иначе погибнете. А теперь – свободны.
Взломщики-угонщики развернулись и стали покидать кабинет генерала. А я остался сидеть на стуле возле стены. Когда все вышли, генерал обратился ко мне.
— Молодой человек, откуда у вас такие здоровые идеи? Сам до них додумываетесь, или кто-то подсказывает?
— В моих поступках нет никаких гениальных идей, — отозвался я. – Я просто поступаю так, как велит мне мое сердце.
— У вас очень мудрое сердце, как я погляжу, — усмехнулся старик. – Я бы, наверное, не догадался посулить оружием за признание. Вот только меня теперь мучает одна проблема: как нам сделать так, чтобы люди теперь не перестреляли друг друга?
— Можно попытаться брать расписку, что я, Иванов Иван Иваныч,  гарантирую не применять оружие на территории аэропорта. Исключением является только вариант, если зомби прорвутся на территорию, — предложил я. – А вообще, я сомневаюсь, что сейчас люди будут конфликтовать на территории аэропорта. Сейчас это почти единственное пристанище, где можно безопасно существовать. И я заметил, что присутствующие здесь люди далеко не дураки. Поэтому я почти уверен, что конфликтов внутри аэропорта не будет.
— Я тоже на это надеюсь, — ответил старик. – Я вижу, что ты хороший человек, а еще я вижу, что Аня по-особенному относится к тебе. Поэтому я решил предоставить вашей группе отдельное жилье. Так как все гостиничные номера заняты, а аэропортовых работников больше нет, и их комнаты пустуют, то я решил, что вы можете поселиться в них. Причем каждый в отдельной комнате. В вашем распоряжении третий и четвертый этаж этого здания. Можете располагаться, как дома.
— Спасибо, — с чувством поблагодарил я и крепко пожал протянутую руку.
— Могу я кое о чем попросить тебя? – спросил старик. – Поведай мне свою историю. Как вы выживали, когда началось все это?
Старик сел на диван, я – рядом с ним. Мысленно возвращаясь в прошлое, в самое начало приключений, я подумал, что рассказ будет длинным. Ну что же, расскажу старику все, как было…

 

Конец одиннадцатой главы.

 

Конец первого акта.

 

 

Вместо эпилога.
Темнеет. Воздух уже остыл, но в нем все еще чувствуется весеннее тепло.  На фоне темнеющего неба ясно выделяется черты какого-то строения. Если присмотреться, то можно понять, что это автомобильная заправка. Она уже давно обесточена, поэтому издалека она незаметна. Вдруг откуда-то сзади заправочной станции появляется фигура человека. Не ожившего мертвеца, а именно человека. Он постоянно озирается, ка будто боится неожиданного нападения из темноты. Подойдя к входу в здание заправки, фигура осторожно приоткрыла дверь и бесшумно, словно тень, проникла внутрь. Затем дверь бесшумно закрылась, и внутри здания что-то зашуршало. Это человек заблокировал дверь изнутри до утра. Затем человек подошел к столу и нащупал свечу и спички. Вспыхнул крохотный огонек, который осветил небольшое пространство вокруг себя. Спичку держал парень, на вид которому было сорока, хотя в действительности ему было всего двадцать один год. Длинные немытые волосы слипшимися сосульками закрывали половину его лица, а сам он был одет в лохмотья, которые раньше были довольно модной одеждой. Парень зажег свечу и затушил свечку. Он не боялся, что на улице увидят свет, потому что окна заправки были все заколочены деревяшками и листами железа. Эта защита не пропускала свет наружу, тем самым не выдавая присутствия кого-то живого. Закрепив свечку на столе, парень отыскал на полках минимаркета какую-то еду – в темноте было не разобрать, — и принялся жадно ее поглощать. Надо бы завтра найти еще провизии, а то эти запасы уже почти кончились.  Когда ужин кончился, парень  подошел к столу и вытащил из него свою бесценную вещь – свою толстую тетрадь-дневник. Так же из стола он извлек все еще пишущую ручку. Поставив поближе к себе свечку, парень раскрыл тетрадь на чистой странице и стал что-то быстро писать. Через некоторое время он отложил ручку, закрыл тетрадь, задул свечку и лег прямо у стола, подложив под голову свои руки. Сон быстро принял парня в свои объятия, показывая ему кадры из его прошлого. Вот он на выпускном в школе, где ему вручают диплом с довольно неплохими оценками. Затем он видит прекрасный летний вечер, где он гуляет по парку со своей девушкой. После он видит свой колледж и своих друзей, которые зовут его сегодня вечером в боулинг.  Потом сон уносится вперед, демонстрируя парню будущее. Вот он успешно заканчивает колледж и отдает документы на поступление в институт. Вот парень снова видит свою девушку, он снова с ней гуляет, но в этот раз уже по берегу океана…
Парень улыбается во сне, наблюдая будущее.
Будущее, которому никогда не суждено случиться…

А теперь немного плагиата из контакта =D
«Вот и написана первая подчасть моей книги (акт). Я бился над ней почти год, и вот, наконец, я готов представить ее вам. Данная версия (бета-версия) не является полной и окончательной, но она максимально приближена к финальной версии книги. Примерно 70% ошибок и недочетов исправлено. Пока что я планирую оставить книгу в свободном доступе, но прошу сохранять авторское право за собой. То есть, если вы хотите где-нибудь распространить данное сочинение — согласуйте действия со мной, или хотя бы пометьте автора.

Итак, в скором времени начнется работа над вторым актом книги. Как я писал еще в начале первого акта — я не откажусь от любой, самой малой помощи. Если у вас есть идеи, или вы желаете чем-то помочь — пишите.

Выражаю отдельную благодарность тем людям, которые помогали мне больше всего:

Голов Дмитрий — идеи, временное соавторство, неотъемлимая помощь;
Белкин Юрий — идеи, неотъемлимая помощь;
Емелин Даниил — идеи;
Зомбовод — публикация;
Абрамович Марина — исправление ошибок;
Бакина Алёна — вечная моральная поддержка;
Иванова Юлия — вечная моральная поддержка, идеи, неотъемлимая помощь.»

Так-то, друзья=)

Оцените фильм или статью:

(5 проголосовавших, средняя оценка: 5,00)
Загрузка...

6 ответов на Погибший колледж. Глава 11 (конец первого акта)

  1. # Джон Браузен в комментарии от 11.09.2012 говорит:

    ммм…вижу имена некоторых соавторов отразились в книге))) ну не плохо, только уж больно большой ты мачо и герой такими не выглядят даже мексеканские парни в тарантиновских фильмах))) понизь свою самооценку в книге!а так неплохо)))думаю через года 4 мы узнаем все главы))) а потом через лет 10 выйдет игра с фильмом))))

    • #Mikotov D. в комментарии от 11.09.2012 говорит:

      учту) просто что-то меня «немного» расперло в фантазии)
      а продолжение не придется ждать так долго. я не люблю откладывать в долгий ящик. месяца через полтора-два (а может и раньше) я снова приступлю к книге.

  2. # Джон Браузен в комментарии от 11.09.2012 говорит:

    нет через 15 лет)

  3. # Джон Браузен в комментарии от 11.09.2012 говорит:

    и да-что ты здесь делал?

  4. #ZomboMexaHuk в комментарии от 11.09.2012 говорит:

    а мне норм!

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.