Погибший колледж. Глава 10

Глава 10. Колокольный звон для мертвеца.

Серый асфальт, прерываемый белыми полосами, летит под нашей машиной. Дорога пуста, поэтому Аня разогналась до скорости девяносто километров  в час. Полиции больше нигде нет, поэтому нас никто не оштрафует. Хех, а у конца света есть и свои преимущества! Я сидел и завороженно смотрел на прерывающуюся белую полосу, исчезающую где-то под днищем «Газели», Ромка повернулся к окну и молча смотрел на лесопосадки, которые мы сейчас проезжали, а Аня внимательно следила за дорогой, стараясь объезжать все колдобины, которыми, как известно, богаты наши русские дороги. Хотя, в действительности, на нашем пути их оказалось очень мало.
Позади нас о чем-то тихо беседовали Юля, Кристина, Лена и Марина. Обернувшись, я увидел, что эти четыре девушки сидят на дальних четырех местах, и единственные, кто бодрствуют в задней части машины. Остальные дремали. Димка откинул голову на спинку кресла и слегка посапывал, Женька скрестил руки и опустил голову на грудь, а Надя и Света спали, прижавшись друг к другу. Улыбнувшись, я повернулся обратно.
— Как там ребята? – спросила Аня, не отрываясь от вождения.
— Половина спит, а вторая половина узнает больше друг о друге, — ответил я.
— Да, — задумчиво отозвалась Аня, — я бы тоже не отказалась поспать.
— Ну так давай тебя Марина подменит, — предложил Ромка.
— Спасибо, не надо, — отказалась Аня.
Мы снова замолкли.  Область, которую мы сейчас проезжали, я  знал, как свои пять пальцев, так как десять лет своей жизни я провел здесь, в этом районе, с родителями. Тогда здесь стояло довольно много домов, один из которых принадлежал нам. Потом власти решили превратить этот район в зеленый парк, и провести по нему газопровод. Нас и еще несколько семей переселили в богатый район, где мы и успели прожить семь лет. Теперь же этот район, в основном, стал лесом, и многие здания снесли, но некоторые дома все-таки остались стоять, правда, все разграбленные, и жить в них было невозможно, так как оттуда вынесли  все двери, да и окна поразбивали. Единственное строение, которое осталось нетронутым и посещаемым – не особо большая, но довольно высокая церковь. Она была первым строением в этой области,  она же стала и последним.
Наше молчание продлилось недолго. Минут через пять Ромка попросил остановить машину.
— Что случилось? – вопросительно посмотрела на него Аня.
— Мне показалось, что я слышал звон, — ответил Ромка и открыл дверь машины.
В следующую секунду тишину разрушил раскатистый  громкий звон. Колокольный звон.
— Колокола? – удивленно подняла брови Аня. – А откуда…?
— Церковь! – воскликнул я.
— А ведь точно, — задумчиво произнес Ромка, явно что-то вспоминая. – На карте здесь недалеко должна располагаться церковь.
— Но почему звучат колокола? – взволнованно  спросила Аня. – Они что, не в курсе, что мертвецы реагируют на шум?
— А может, они пытаются таким образом что-то сообщить? – предположила с задней части машины включившаяся в разговор Маринка.
— Или пытаются попросить помощи, — добавила Лена.
— Может, заедем и  узнаем, что к чему? – спросила Юля.
— В принципе, церковь стоит на пути в аэропорт, — пробормотал я, прикидывая в голове возможные варианты событий. – Думаю, мы можем заехать в церковь. Посмотрим, что мы можем сделать.
Машина снова тронулась с места. Сделав пять поворотов, мы остановились у ворот церкви.
— Будите остальных, — попросил я бодрствующих девчонок.
Ромка открыл дверь и вышел из машины, давая мне возможность покинуть кабину. Встав рядом со входом  в воротах церкви, я внимательно осмотрелся. Хоть звон колоколов продолжал звучать, мертвецов по близости почему-то видно не было.
— Что за незапланированная остановка? – слегка недовольно спросил вылезающий из машины Димка. – Решили заехать помолиться?
— Не совсем, — остановилась около него Лена. – Сейчас у нас задача произвести разведку на местности.
— А, ну ладно, — отрешенно отозвался Димка и подошел к воротам.
Когда вся наша группа вышла из машины, я толкнул решетчатую дверь ворот и вошел на территорию церкви. Церковь стояла на возвышенности, поэтому нам пришлось подниматься в гору.
Солнце уже село за горизонт, но небо еще было розоватое. Фонари на улице уже зажглись – значит, энергостанция еще жива и работает, — правда, и без них можно было неплохо видеть окружающую местность. Хоть  солнце уже скрылось за гранью земли, воздух все еще стоял теплый. Но, боюсь, это ненадолго. Ведь когда станет прохладно, мертвецы начнут передвигаться более быстро и станут более опасными противниками. Может, стоит переждать ночь в церкви? А утром продолжим свой путь в аэропорт. Кстати, в церкви должно быть полно выживших, особенно верующих, да и церковные служители обязаны там быть. Ладно, сейчас увидим, что к чему.
Подойдя к массивным толстым дверям церкви, я взялся за одну из ручек и толкнул дверь. Скрипнув, дверь отворилась, впуская нас в здание церкви. Когда я переступил порог, первым желанием, которое у меня возникло, было перекреститься. Стесняться мне было некого, поэтому я один раз перекрестился, и после этого спокойно продолжил путь.
Первое, что мне бросилось в глаза – в церкви было всего пять человек. Три сидящие у колонны женщины и двое мужчин уже в возрасте, которые приготовились к сражению, как только мы вошли. Один из них держал в руках пожарный топор, а второй сжимал лопату.
— Среди вас есть укушенные? – строго спросил мужик с лопатой.
— Нет, — ответил я. – Встречный вопрос: почему у вас звонят колокола? Разве вы не знаете, что мертвецы реагируют на шум?
— Их привлекает шум? – удивленно воскликнула одна из женщин. – Тогда надо как можно быстрее остановить отца Филимона!
— Как попасть на колокольню? – быстро спросил я.
— За иконостасом есть дверь справа. Зайди в нее и поднимись по лестнице, — направила меня вторая женщина.
Сорвавшись с места, я побежал. Краем глаза я заметил, что Ромка и Димка бегут за мной. Повернув на право, я открыл дверь и начал бегом подниматься по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Вначале была просто винтовая лестница, поднимающаяся вверх, но в конце она оборвалась, а вместо нее я обнаружил обычную деревянную переносную лестницу, которая вертикально была  прислонена к стене и вела в люк на потолке. Поднявшись по лестнице, я оказался на колокольне. Если бы вы видели, сколько там было веревок и связок! Увидев это, я понял, что мне никогда не стать звонарем. Но мужчина с бородой и в церковной рясе дергал за веревки с такой уверенностью, что я подумал, что он делал это всю свою жизнь. Но любоваться работой мастера было некогда (хоть это и всегда завораживает).
— Отец Филимон? – уточнил я.
— Приветствую тебя, сын мой, — поприветствовал меня служитель церкви.
— Отец Филимон, прекратите звонить в колокола. Этим вы привлекаете мертвецов, — попросил я.
— Сын мой, а ты уверен в своем заявлении? – отец  Филимон отпустил веревки.
— Да. Мы через многое прошли, и я могу с полной уверенностью утверждать, что  мертвецы реагируют на шум. А так как весь город находится во власти тишины, то ваш звон разносится на большие расстояния. Мертвецы услышат его и придут сюда.
— Кстати, насчет мертвецов, — произнес Димка, глядя вниз с колокольни. – Кажется, у нас гости.
Глянув вниз, я увидел немалую толпу мертвецов, которая бегом приближалась к церкви. Тут только я заметил, что воздух уже остыл, и меня слегка знобит. Как-то быстро он остыл!
— Вниз, быстро, — скомандовал Ромка и спрыгнул в люк. Мы все последовали за ним. Спустились по лестнице еще быстрее, чем поднялись, и выбежали в общий зал.
— Быстро! Закрывайте двери! – крикнул Ромка мужикам, которые разговаривали с нашими ребятами.
Я сразу понял, что хочет сделать Ромка, поэтому на бегу к двери крикнул:
— Димка, Женка!  Сюда, быстрее!
Первым добежав до дверей, я спиной навалился на них. Рядом со мной слева плечом прижался к двери Ромка, а слева пристроились Женька с Димкой. Мужики, наконец, сообразили, что к чему, и тоже оперлись на дверь. В следующее мгновение дверь сотряслась от мощного нечеловеческого удара. Двери слегка приоткрылись, но в следующую секунду мы снова захлопнули их. По ту сторону дверей раздались громкие мычания зомби.
— Твою мать! – выругался Женька. – Они там что, быка на нашу дверь пустили?
— Боюсь, — ответил я, — что они просто стали  более быстрыми и агрессивными.
Двери опять сотряслись от мощного удара и приоткрылись. В образовавшуюся щель один из мертвецов успел просунуть руку, тем самым мешая нам закрыть двери.  Рука попыталась схватить меня, но я увернулся от захвата, при этом не покидая своего места. Мужик с топором заметил руку, и, перехватив топор поудобнее, рубанул по ней. Раздался громкий хруст и рука, брызжа струями крови, упала на пол. Навалившись на дверь, нам снова удалось захлопнуть ее.
— Такими темпами они порешают нас! – крикнул Димка.
— Никто сегодня не умрет, — уверенно ответил я, еще сильнее прижимаясь к двери. Ноги начинали скользить в крови, которая лилась из отрубленной руки.
Вдруг около моей головы справа от двери отлетела немаленькая щепка. Повернув в ту сторону голову, я увидел, как в следующую секунду в том месте появился пролом, в который тут же полез рукой очередной мертвец.
— Дайте срочно какую-нибудь очень крепкую вещь, которой можно закрыть дверь, — заорал Ромка, обращаясь к людям, которые не участвовали в удерживании двери.
Отец Филимон, который до этого крестился и что-то бормотал (видимо, молитву), кивнул и побежал куда-то за иконостас.  Девушки тоже разбежались в поисках чего-нибудь полезного. В этот момент очень мощный удар накрыл двери, почти отбрасывая нас. Каким-то чудом нам удалось вновь запереть двери, и когда мы заняли свои места, Ромка недовольно прорычал:
— Черт, да чем они так в дверь лупят? Я не верю, что только руками и ногами.
— Поверь, друг, — ответил я, попутно пытаясь отмахнуться от руки, пытающейся зацепить меня за рубашку. – Народ, если вы сейчас не принесете что-нибудь очень крепкое, то я…
Очередной удар с силой толкнул меня в спину, и я замолчал, прикусив язык до крови. Почувствовав во рту вкус собственной крови, я понял, что мое тело наполняется яростью, которую я не в силах сдержать. Сплюнув кровь, я зарычал и с силой налетел плечом на все еще не до конца прикрытую дверь, тем самым закрывая ее. Зомби, просунувший руку в пролом в двери, зацепил-таки мою рубашку, чем вызвал у меня еще одну вспышку гнева. Не соображая, что очень рискую, я слегка повернулся и с силой врезал мертвецу в челюсть через пролом. Удивительно, но труп немного отшатнулся от удара и отпустил мою рубашку.
В этот момент отец Филимон выбежал к двери, неся в руках внушительных размеров деревянный крест.
— Отец Филимон, — негодуя, произнес мужик с лопатой. – Сейчас не время крестом отгонять их. Они не вампиры, и крест им не навредит.
— Нет, — покачал головой Ромка. – Он все правильно принес. Быстрее, просуньте его между ручек, — обратился он к отцу Филимону.
В следующую секунду крест протиснулся между дверьми и ручками, блокируя дверь. Облегченно выдохнув, мы отошли от дверей.
— Это, конечно, неплохо, — произнес Ромка, стирая со лба крупные капли пота, — но дверь долго не протянет. У нас в запасе полчаса. Нам надо убираться отсюда.
— В машине они нас уже не достанут, — вступила в разговор Аня. – Нам надо только добраться до машины.
— Звучит довольно просто, — откликнулась Лена. – Но вот как нам до нее добраться, не став добычей для мертвецов?
— Через парадный вход мы уже не выйдем, — заметил Димка. – Придется, наверное, через окно выходить.
— Зачем же через окно? – удивился отец Филимон. – В церкви имеется запасной выход. Там, за иконостасом.
— Хорошо, ну вот мы выйдем, а дальше что? – скрестила на груди руки Надя. – Сражаться со всеми ними – самоубийство. Отсиживаться здесь – тоже.
— Идея! – воскликнула Марина. – А что, если нам разделиться?
— Нет! – протестующе воскликнул Ромка. – Мы не будем делиться.
— Погоди, Роман, — притормозил я его. – Меня тоже посетила мысль о разделении. Ты хочешь предложить разделиться на отступающих и прикрывающих? – обратился я к Марине.
— Точно, — подтвердила та. – Два человека остаются здесь и прикрывают остальных с колокольни, пока другие аккуратно пробираются к машине.
— Они же зажмут прикрывающих в церкви, — попытался продолжить протестовать Ромка. – Проберутся на колокольню и все.
— Ром, вспомни, — напомнила ему Марина. – Когда нас зажали в переулке, мы спаслись на пожарной лестнице благодаря тому, что они не умеют лазать по лестницам.
— А ты откуда знаешь про переносную лестницу на колокольне? – подозрительно уставился на нее Ромка.
— Я смотрела за вами снизу, когда вы лезли на колокольню, — улыбнулась Марина. – Я тут подумала, что в прикрывающей группе должны быть люди, умеющие стрелять из снайперских винтовок, и хотя бы один из них должен хорошо знать эту область. Думаю, мне стоит пойти наверх, как снайперу. Все же мне на практике больше везло на оружии с оптическим прицелом. Но мне нужен еще один человек.
— Ну, неплохо стреляет у нас Димка, — заметил я и повернулся к Женьке. – Прости, друг, но у тебя еще маловато практики. А тут нужны умеющие люди.
— Да, я понимаю, — кивнул Женька, и по его лицу я понял, что он не капли не обижен.
— Ден, ты же тоже неплохо стреляешь, —  вспомнил Димка. – Помнишь, на соревнованиях по стрельбе из семидесяти очков ты выбил шестьдесят восемь.
— То есть, ты предлагаешь мне остаться? – слегка усмехнувшись, спросил я.
— Ну я не предлагаю, а просто говорю, — опустил глаза Димка. Я понял, что он не очень хочет быть прикрывающим. – К тому же я совершенно не знаю этот район. А ты в колледже когда-то говорил, что где-то здесь прожил десять лет.
— Это правда? – покосилась на меня Марина. – Ты жил в этом районе десять лет?
— Ну да, — пробормотал я.
— Значит, ты должен его хорошо знать, — предположила Лена. – Ведь так?
Я кивнул. Честно сказать, оставаться с Мариной вдвоем мне не хотелось. Я все еще не отошел от нашей первой встречи, когда она меня чуть не убила. Но тут еще один мощный удар сотряс двери, и я понял, что на пререкания у нас нет времени.
— Ладно, я остаюсь, — сказал я и повернулся к Женьке. – Мне понадобится твое оружие, так как дробовик бесполезен на дальних дистанциях.
— Понимаю, — Женька скинул с плеча «АВП» и протянул мне. – Надеюсь, я получу свое оружие обратно?
— Конечно, получишь, — усмехнулся я, принимая снайперскую винтовку, и протягивая ему взамен свой дробовик. – Возьми пока что мое оружие. Юля или Аня расскажут тебе, как им пользоваться.
— Уж я как-нибудь сам догадаюсь, — состроил обиженную гримасу Женька, пристегивая себе мой охотничий пояс, который я отдал ему следом за дробовиком. – Кстати, возьми еще запасные три обоймы. Вдруг, пригодятся?
— Спасибо, — поблагодарил я, принимая три увесистые обоймы.
— Народ, у нас заканчивается время, — окликнул нас Ромка. Теперь в руках у него был пистолет, а за спиной висел МП5, который я до этого видел у Марины. Марина же теперь держала в руках «Винторез».
— Пора выдвигаться, — Лена проверила патроны в обойме своего оружия.
— А нам пора занимать свою позицию, — обратилась ко мне Марина.
— Ладно, друзья, — я обернулся к ребятам. – Увидимся в аэропорте. Удачи вам.
Марина побежала за иконостас. Я уже развернулся и хотел, было, последовать за ней, но тут Надя схватила меня за руку, рванулась ко мне и поцеловала! Я даже растерялся. Затем Надя посмотрела мне в глаза, и я заметил, что у нее в глазах застыли слезы.
— Пообещай мне, что ты вернешься, — тихо попросила она.
— Обещаю, — ответил я, не отрывая взгляд от ее лица. Как будто весь мир вокруг нас перестал существовать.
— Эй, Ромео, — раздался голос из-за иконостаса. – Тебя еще долго ждать?
Надя отпустила мою руку, и я, развернувшись, на ватных ногах побежал за иконостас. Поднявшись по лестнице, я пролез в люк и захлопнул его. Марина уже сидела у края колокольни и смотрела через прицел вниз. Сев рядом с ней, я выложил на пол три запасные обоймы, и тоже стал прицеливаться.
Внизу царил ужас. У входа в церковь бесновалась огромная толпа мертвецов, и со всех сторон к церкви приближались новые зомби. Они передвигались бегом, но часто спотыкались и падали, из чего я сделал вывод, что зрения они так и не приобрели.  Посмотрев в сторону от мертвецов, я заметил наших ребят, которые аккуратно передвигались в сторону «Газели». Они держались в стороне от зомби, но все же на их пути встречались враги.
— Стреляй только в тех, кто стоит у группы на пути, — произнесла Марина, и в следующий момент рядом со мной раздался глухой выстрел. Ближайший к группе мертвец рухнул на землю.
Я поймал голову другого мертвеца в перекрестье прицела своей винтовки, задержал дыхание, и хотел уже нажать на курок, как вдруг вспомнил про отдачу. Опустив прицел чуть пониже головы, я выстрелил. Винтовка с силой толкнула меня в плечо, раздался громкий выстрел. Труп, закинув голову назад, упал на спину.
— Хороший выстрел, — похвалила меня Марина. – Но не расслабляйся.

***

Роман Григов.

Как только Марина и Ден скрылись за иконостасом, я обратился ко всем присутствующим:
— Ну что, пора выдвигаться. Передвигаемся быстро, но тихо. Если привлечем их внимание – погибнем. Вступим в бой – погибнем. Промедлим – погибнем…
— Короче, у нас нет права на ошибку, — оборвала меня Лена, за что была награждена от меня укоризненным взглядом.
— Да, мы должны работать без ошибок, — продолжил я. – Марина, скорее всего, будет стрелять только в тех, кто будет стоять на нашем пути. Я в этом уверен.
— А Ден будет стрелять в тех, — вступила в разговор Надя, — кто будет хоть как-то угрожать нашей группе. Он не даст нас в обиду.
— Да, это в его стиле, — кивнул Димка.
— В общем, — подвел итог я, — наша задача – незаметно проскользнуть к машине и уехать в аэропорт.
— А как же Ден и Марина? – поинтересовался Женька. – Я не уловил этого момента.
— Они прикроют наш отход, дождутся рассвета на колокольне, и утром последуют в аэропорт вслед за нами, — разъяснила Лена.
Нашу увлекательную беседу прервал треск двери, напоминающий нам, что нам надо уходить. Дверь уже держалась из последних сил.
— Отец Филимон, покажите нам запасной выход, — попросил я.
Через минуту мы все вышли на задний двор церкви и прокрались на прицерковное кладбище. По утверждению отца Филимона, передвигаться там куда безопаснее, чем по главной дороге. Спрятавшись за надгробиями, я шепотом обратился к группе:
— Кто-нибудь знает, могут ли теперь они видеть или нет?
— Да черт их знает, — тоже шепотом ответила Лена.
— Уважаемая, — укоризненно произнес отец Филимон, — я попрошу вас воздержаться от упоминания «его» на территории церкви, ибо…
— Хорошо, простите, — извинилась Лена и выглянула из-за надгробия. – Думаю, для большей безопасности, нам стоит передвигаться скрытно. Во всяком случае, хуже нам от этого не станет.
На том и решив, мы стали тихо пробираться вперед, постоянно прячась за надгробиями. Трупы впереди и по бокам от нас постоянно падали, что говорило о том, что прикрывающая группа идеально справляется со своими обязанностями. Оказалось, что наша задача очень простая: посидеть за одним надгробием, подождать, когда упадет мертвец, преграждающий нам путь, и добежать до следующего надгробия. Такими перебежками мы и добежали до ворот забора церкви. Но дальше нас ждал неприятный сюрприз. У нашей машины стояли десять мертвецов.
— Марина, прием, — я попытался связаться по микрофону.
— Слушаю, — раздался Маринин голос в динамике.
— У нас тут проблемка. Вы видите нашу машину?
— Э-э-э… прости, но ее закрывают от нас деревья, — раздался виноватый голос Марины.
— Значит, нам придется самим вступать в бой, — пробормотал я.
— Ром, к вам идет огромная толпа мертвецов от церкви, — взволнованно произнесла Марина. – Срочно убирайтесь оттуда. Мы их всех не отстреляем!
Я ошарашенно посмотрел на нашу группу. Наш с Мариной разговор могла слышать только Лена, поэтому остальные ничего не знали о приближающейся угрозе. Лена с расширенными глазами смотрела на меня, и по выражению ее лица я понял, что она что-то придумала. Что-то нехорошее.
— Что бы тебе там не пришло в голову, — командирским тоном произнес я, глядя на Лену,  — не смей этого делать. Это приказ.
— Простите, командир, но я вынуждена ослушаться, — ответила Лена, и, подойдя ко мне, вдруг припала своими губами к моим!

***

Ден.

— Что она делает? – недовольно и с нотками ревности спросила Марина, смотря через прицел на целующихся Ромку и Лену.
— Точно не знаю, — пряча улыбку, откликнулся я. – Но очень похоже на поцелуй.
Марина наградила меня таким взглядом, что я решил прикусить язык. А то вдруг она меня еще с колокольни сбросит?!  Прильнув к прицелу, я вновь нашел нашу группу.
— Стоп, а куда это она побежала? – спросил я, не надеясь на ответ. – Неужто испугалась и поддалась панике?
— Попридержи язык, — с угрозой в голосе произнесла Марина. – Бойцы «Кинжала» ничего не боятся и никогда не поддаются панике. Но я очень надеюсь, что это всего лишь проявление паники, потому что в ином случае это значит, что она… — Марина замолчала.
— Что? Что она? – кажется, я догадался, но боялся это предположить.

***

Роман Григов.

Поцелуй продлился секунд пять. После этого Лена отступила на шаг и произнесла:
— Прощайте!
Развернувшись, она побежала к воротам.
— Эй вы, твари! – закричала Лена во весь голос. – Идите сюда и попробуйте меня взять!
— Нет, — еле сдерживая крик, простонал я. Мне хотелось сорваться с места и встать плечом к плечу с Леной. Пусть мы и погибнем, но зато я не брошу своего бойца.
— Нет, Рома! – как будто читая мои мысли, крикнула Лена. – У вас есть задача! Мы же «Кинжал»! Мы никогда не проваливали задачи. Выполни задачу, во что бы то ни стало! Прощай!
Мертвецы у машины среагировали на ее голос и побежали к ней. Заметив это, Лена побежала от нас в противоположную сторону.
— Она совсем чокнутая?  — взволнованно спросила Аня.
— Она знает, что делает, — я в последний раз посмотрел в сторону удаляющейся девушки, мысленно прощаясь с ней. – Она выиграла для нас немного времени. Быстро в машину!
Выбежав к воротам, я увидел, что с горы к нам действительно быстро приближается огромная толпа гнилых тел, жаждущих свежей плоти. И они приближались именно к нам! Значит, за Леной гонится лишь десяток трупов. У нее есть шанс отстреляться!
— Анна! Заводи мотор! Все остальные — в машину! – проорал я, отстреливая ближних мертвецов, попутно отступая к машине.
Позади меня заревел мотор. Хлопнула дверь.
— Роман! – раздался Анин голос у меня за спиной. – Забирайся!
Достреляв обойму, я развернулся и залез в кабину машины, захлопывая за собой дверь. Под нами завизжала резина колес, и машина резко рванулась вперед. Сделав резкий разворот, Аня вывела машину на главную дорогу и поехала в сторону аэропорта.

***

Ден.

— Ден, прикрывай Лену! – приказала Марина.
Прильнув к прицелу, я отыскал фигуру девушки, бегущую через кладбище. За ней гнались около пятнадцати зомби. Прицелившись как можно точнее, я выстрелил в мертвеца, который был ближе всего к Лене. Труп аж немного отлетел в сторону! Следующий труп повалился от меткого выстрела Марины.
— Лена, ты меня слышишь? – произнесла Марина. Я хотел, было, сострить, что на таком расстоянии – вряд ли, но тут вспомнил про микрофоны, которыми был и снабжены все бойцы «Кинжала-1Б».
— Слушай внимательно, — начала монолог Марина, попутно стреляя в мертвецов. – Тебе нужно пробраться в церковь на колокольню. Мы прикроем тебя. Нет! Даже не думай! Нет! Мы не бросим тебя! Стреляй, что сидишь-то?
Я не сразу понял, что последняя фраза адресована мне. Прицелившись, я нажал на курок. Никакого эффекта. Передернув затвор, я повторил попытку. Опять ничего! Вынув обойму, я понял, что еще одна обойма закончилась. У меня осталась последняя обойма на десять патронов. Вставив ее, я передернул затвор и вновь прицелился. Когда я нашел Лену, я обомлел: она стояла у стены, отстреливаясь от приближающейся огромной толпы мертвецов!  Лена даже не собиралась никуда бежать. Она просто стояла и расстреливала свои последние боеприпасы.  Марина рядом со мной не переставала стрелять и кричать в микрофон. Выстрелив еще пять раз, я понял, что это лишь бессмысленная трата драгоценных пуль. Лена твердо решила до последнего отвлекать мертвецов на себя. Перебить всех мертвецов не удастся – их слишком много, патрон на всех не хватит. Даже если предположить, что один патрон сможет убить двух мертвецов, то все равно мертвецов будет больше.
— Почему ты не стреляешь? – закричала на меня Марина. – Ты хочешь, чтобы Лена погибла?
— Я не хочу ни чьей гибели, — отозвался я и  сделал еще три точных выстрела. – Просто у меня уже почти кончились патроны.
— Тебе жалко патронов для спасения жизни? – не переставала униматься Марина, вставляя последнюю полную обойму.
— Нет, не жалко! – сорвался я и расстрелял свои два последних патрона на мертвецов, которые подбежали к Лене почти вплотную. Удивительно, но не смотря на все наши попытки спасти ее, Лена даже с места не сдвинулась. Она продолжала стоять у стены и разряжать в приближающихся мертвецов пистолет. Насколько я мог разглядеть, вид у нее был самый спокойный. Будто она не смотрит в лицо собственной смерти, а просто стреляет в тире, где мишени ни капли не угрожают твоей жизни. Может, она просто смирилась со своей участью? Или, может, просто не смогла выдержать новый мир, и решила поскорее уйти из него, так как поняла, что дальше будет только хуже? Этого я не знал, и лишь терялся в догадках.
Расстреляв свою последнюю обойму, Марина вдруг заплакала. Она уже не смотрела в прицел, а закрыв лицо ладонями, плакала. Она не видела, как один из более ловких мертвецов повалил Лену на землю, как впился ей зубами в шею, как брызнула красная кровь, цвет которой был темнее, чем у самой спелой клубники. Она не видела, но я видел. Боже, как мне хотелось в тот момент обменять половину своей жизни на хотя бы еще один патрон! Но, увы, патронов больше не было, и я был лишь немым зрителем этой ужасной картины. Вскоре количество мертвецов у стены стало таким огромным, что я больше не видел тела Лены, поэтому бросил на пол бесполезную винтовку. Марина продолжала сидеть на коленях и плакать, закрыв лицо руками. Подойдя к ней, я присел возле нее и обнял, прижав к себе.
— Мы сделали все, что было в наших силах, — тихо произнес я.
— Почему? Почему она не захотела спастись? – всхлипывая, произнесла Марина.
— Это было ее решение. Уважаю ее за то, что она не отворачивалась от своего решения до конца, — пробормотал я.
В это время на улице начал накрапывать дождь. Вначале это были редкие мелкие капельки, но вскоре они превратились в частые крупные капли. Дождь барабанил по  крыше колокольни, а мы сидели под ней – девушка, лет двадцати (по крайней мере, я ей больше вряд ли дал бы, а настоящий возраст спрашивать не стал), и я, парень семнадцати лет. Я все еще прижимал ее к себе, так как понимал, что ей сейчас нужна чья-нибудь поддержка. Вскоре всхлипы затихли, и она еще сильнее прижалась ко мне, обхватив меня руками.
— Нам надо просидеть здесь до рассвета, — пробормотал я, чтобы хоть как-то развеять гнетущее молчание. – А утром найдем какую-нибудь машину и доедем до аэропорта.
— Но как мы скажем группе, что Лены с нами больше нет? – тихо спросила Марина.
— Я скажу. Все-таки, я виноват в том, что ее с нами больше нет, — отозвался я.
— Ты тут ни при чем, — начала отрицать Марина. – Она погибла из-за своего решения.
— Нет, косвенно я все же виноват, — я повернул голову в сторону, и начал смотреть на дождь. Я боялся смотреть в глаза Марине. – Я решил, что нам надо заехать в церковь. Если бы я не решил этого делать, сейчас бы мы все ехали в аэропорт, живые и здоровые. Нет, все же нашей группе нужен лидер, который будет принимать решения.
— А разве у вас его нет? – искренне удивилась Марина.
— А разве есть? – в этот раз удивился я. – Что-то я не заметил такого. У вас лидер – Ромка. А у нас его все еще нет. У нас просто не было времени его выбрать.
— Ты сейчас прикидываешься, или и вправду не заметил? – посмотрела мне в глаза Марина.
— Не заметил чего?
— Хм, вижу, что ты и вправду не заметил, — сочувственная гримаса промелькнула на лице девушки и тут же исчезла. – Ваша группа лидером считает тебя.
— Меня?! – я выпучил глаза. Это заявление меня ошарашило. – Давно ли?
— Этого я не знаю, но пообщавшись с вашими ребятами, я пришла к такому выводу.
— Ну, это явный бред, — пробормотал я, вспоминая события последних дней. – Димка мой друг, он мне доверяет. Женьку я спас, так что он мне тоже доверяет. Надя любит меня, поэтому пойдет за мной до конца. Хм… А вот что касается Юли, Светы, Ани и Кристины, то вот здесь я ничего не понимаю, — признался я.
— Юля неравнодушна к Димке, — начала объяснять Марина, поудобнее устроившись у меня на коленях. — А так как он полностью доверяет тебе, то и она доверяет тебе. Света уже давно положила глаз на Женьку, а потому, как ты спас Женьку у нее на глазах, то теперь она доверяет тебе больше, чем остальным. Кристина доверяет тем людям, с кем дружит и кого любит. Она дружит с Юлей и любит свою сестру. А так как и Света, и Юля доверяют тебе, то и Кристина невольно доверяет тебе. А вот что касается Ани, то вот тут и я не до конца поняла. Но мне кажется, ты ей небезразличен.
— Бред, — я тряхнул головой. – С каких это пор люди доверяют тем, кому доверяют их любимые люди? Знаю, звучит как каламбур, но все же.
— Сейчас время такое наступило. Либо ты доверяешь кому-нибудь, и держишься тех, кому доверился, либо никому не веришь и держишься всех стороной.
—  Ну, ладно, допустим, — согласился я. – Но какие чувства у Ани могут быть ко мне? Мне всего семнадцать лет, а ей, наверное, лет двадцать. Я еще понимаю, если бы она заинтересовалась Ромкой. Но мной?!
— Ну, сердцу не прикажешь.  Иногда у людей возникают очень странные желания, — произнесла Марина и прижалась ко мне всем телом.
— Э-э-э.. Стоп, это ты сейчас на что-то намекала? – я вопросительно покосился на нее.
— А почему бы и нет? – Марина еще сильнее прижалась ко мне, а затем поцеловала в щеку.
— Э! Не, не, не, — я попытался отстранить ее от себя и встать, но тут она издала вздох наслаждения. Смутившись, я посмотрел, куда я ее толкнул, и смутился еще больше. Мои руки толкали ее в грудь. Не зная, что делать, я быстро отпустил Марину и кое-как встал.
— Прости, но я еще не готов к этому, — пробормотал я, все еще  продолжая смущаться.
— А еще «парень» называется, — с легкой обидой в голосе произнесла Марина.
Я подошел к противоположному ограждению колокольни, и стали смотреть на дождь, капли которого пролетали мимо меня и падали на землю, разбивались об асфальт и стекались в лужу. У входа все еще бродили мертвецы, но, судя по разливающемуся свету, они уже пробили верь в церковь.
— Они уже в церкви, — произнес я, стараясь не вспоминать о том, что было минуту назад.
— Ну и что? Сюда они не доберутся, — ответила спокойным голосом Марина. – Не хочешь перекусить?
Я вспомнил, что отдал портфель с продуктами Женьке, а ел последний раз только в обед. Голод уже давал о себе знать.
— А у тебя есть что предложить? – я посмотрел на Марину.
— Тут немного, но заглушить голод вполне хватит, — ответила та, вынимая из поясной сумки небольшой пакет.
— Походный набор на один день, — пояснила Марина, заметив мой вопросительный взгляд. – Соленые печеньки, пару ломтиков вяленой говядины, плитка шоколада (заметь, не тающая), и фляга с водой. Скромно, но сытно. Садись.
Я неуверенно подошел. А стоит ли мне быть нахлебником? Объедать девушку? Все-таки я парень, и я смогу потерпеть.
— Что стоишь? – вопросительно посмотрела на меня Марина. – Садись. Не бойся, не пока что я к тебе лезть не буду.
— Да я, просто… Не особо голоден, — произнес я, стараясь подтвердить свои слова улыбкой. Но тут желудок предательски заурчал.
— Да, да. Я слышу, как ты «не особо» голоден, — усмехнулась Марина. — Садись, давай. А то я опять буду приставать.
Делать нечего, и я сел напротив Марины. Между нами лежал пакет, на котором лежали пачка крекеров, два вяленых ломтя говядины, открытая шоколадка и фляга. Увидев мясо, у меня прям, слюнки потекли, но я пересилил себя, и взял одну из печенек.
— Ты на мясо не смотри, — сказала Марина, отхлебывая из фляги, — а бери и ешь. Вместе с печеньем.
Последовав совету, я взял один из ломтей и откусил. Вместе с печеньем вышло недурно. Очень даже недурно!
Через пару минут я прикончил свой ломоть мяса и несколько печенек. К шоколадке не притронулся, так как дал себе слово, что оставлю ее девушке.
— Пить будешь? – протянула мне флягу Марина.
— Давай, — я взял флягу и сделал глоток. В следующий момент я чуть, было, не выплюнул содержимое фляги наружу, но сдержался и проглотил.
— Что у тебя там налито? —  с возмущение спросил я, возвращая флягу.
— Абсент, — с невинным видом ответила Марина.
— Это еще что за фигня? – спросил я, попутно разбирая послевкусие. – На вкус какие-то травы и что-то еще.
— Да, это травянистая настойка, — подтвердила Марина, и потупила глазки. – А еще там сильный алкоголь.
— Ага, а я и думаю, что это мне с одного глотка так похорошело, — откликнулся я. В голове начало мутнеть. Мысли начали смешиваться в одну кучу.
— В сочетании с некоторыми травами этот алкоголь может с одного глотка накрыть так, будто бы с трех литров водки, — продолжила Марина, убирая флягу.
— Ух ты, — пробормотал я, падая на колени. Меня начинало сильно мотать из стороны в сторону, и на ногах стоять больше бы не удалось. – Три литра! Это же больше… Двух!
— Хех, а ты еще можешь соображать? – поразилась Марина. – Открою секрет. Это неофициальный рецепт абсента, и его почти никто не знает.
— Откуда же… его… знаешь… ты? – я выдавил из себя вопрос, собирая его по одному слову. Это стоило мне огромных усилий. Стоять на коленях тоже стало очень сложно, и я повалился на пол.
— Он принадлежал моей семье, — Марина села возле меня. – Удивительно! Ты все еще соображаешь! Но физически напиток тебя уже поборол. Ты уже не можешь стоять. Могу спорить, ты уже не можешь пошевелиться.
Когда смысл ее слов дошел до моего сознания, я попытался поднять руку, но мне удалось лишь чуть-чуть поднять ее над полом. В следующее мгновение рука повалилась на доски колокольни.
— За…чем… ты…? – язык уже почти перестал меня слушаться.
— Зачем я это сделала? – Марина провела ладонью мне по щеке. – Много причин. Как минимум, для того, чтобы избавить тебя от голода. У этого рецепта есть уникальное свойство – избавлять от голода на два – три дня. К тому же это может быть хорошим снотворным. После сна ты будешь полон сил.
— А… поче…му…  с… то…бой…? Ты же… тоже..? – пробормотал я из последних сил. Язык как будто окаменел.
— Почему со мной ничего не произошло, хоть я и выпила раньше тебя? – улыбнулась Марина. – Я не пила. Я сделала вид, будто бы пью. Ну ладно, тебе пора баиньки. А я позабочусь о твоем сне и теле.
Мысли уже никакие не поступали в голову. Смысл слов не доходил до сознания. Из всех органов, которые я мог контролировать, остались лишь глаза, но и те слипались. Мне очень хотелось спать. Я все еще пытался сопротивляться действию напитка, но вдруг мир потемнел, и я будто бы куда-то провалился.

Продолжение следует…

Конец десятой главы.

Оцените фильм или статью:

(1 проголосовавших, средняя оценка: 5,00)
Загрузка...

2 ответа на Погибший колледж. Глава 10

  1. # Джон Браузен в комментарии от 07.09.2012 говорит:

    как то странно у нее подруга на глазах погибла несколько минут назад и она тут же полезла к парню…нуууу трудно мне это представить…либо у тя в общаге оч пошлые девки(что часто бывает) либо у тя оч пошлое сознание…а вообще так-неплохо-продолжай!!!

    • #Mikotov D. в комментарии от 07.09.2012 говорит:

      неплохо подметил) но разъяснение этой реакции раскроется в одиннадцатой главе) кстати, пора бы и ее выложить…

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.