Погибший колледж. Глава 8

Глава 8. Продукты для мертвого полицейского участка.

Жара. На улице  только еще середина марта, а пекло уже такое, будто сейчас июль. Солнце, стоящее в зените, печет нещадно. В другое бы время я взял бы себе мороженое или бутылочку холодной газировки, сел бы где-нибудь на траву в теньке под деревом, и просто бы любовался окружающим миром и проходящими мимо девчонками, наслаждаясь своим отдыхом. Но теперь об этом я могу только мечтать. Сейчас у меня только одна цель: не отстать от легко бегущей Кристины. Я уже запыхался, мне не хватает воздуха, остальные ребята тоже уже через силу бегут, а она бежит, как ни в чем не бывало. Вот это выносливость! Хотя, может, дело все в том, что мы с собой тащим (не все, конечно, из нас, но трое точно)  довольно увесистые сумки и рюкзаки, а она только свою катану несет? Ну, ладно, мне сейчас некогда жалеть себя любимого. Единственное, что очень меня радует – это тот факт, что Кристина ведет нашу группу так, что мы еще ни разу не столкнулись с мертвецами в схватке. Мы лишь пару раз замечали их издали, но заблаговременно сворачивали в какой-нибудь переулок.
Через несколько минут этого безостановочного марш-броска в конце переулка, наконец, показалась крыша полицейского участка. На ней были заметны силуэт вертолета и очертания нескольких фигур. Издалека сложно было определить, кто они – мертвецы, бродящие по полицейскому участку, или же выжившие, спасающиеся в нем. Поэтому мы не знали, как следует подходить к территории полицейского участка: крадучись, чтобы нас никто не заметил, или же наоборот, размахивая руками и привлекая внимание людей к нашим персонам.
Тут мне в голову забрела одна мысль:
— Женька! Взгляни-ка через свой оптический прицел, кто там на крыше?
Женька послушно прицелился в ту сторону, и, буквально, через пару секунд доложил:
— Я точно не вижу, но, по-моему, это люди. Они держат в руках оружие, патрулируют местность, а не мотаются хаотично, а так же, похоже, они переговариваются друг с другом.
— Да, это определенно люди, — подтвердила Женькины слова Кристина. – Мертвецы не могут ходить нормально: они обязательно либо хромают, либо волокут за собой ногу, либо их шатает из стороны в сторону. А эти ходят совершенно нормально. Плюс, я сомневаюсь, что мертвецы  будут носить в руках оружие. Им оно бесполезно, ведь они им пользоваться не умеют.
— Итак, — начала рассуждать Надя, которая только что восстановила дыхание, и теперь стояла у забора дома, прислонившись к нему спиной, — предлагаю план действий. Идем в полицейский участок, спрашиваем людей об автобусе с выжившими, который приехал вчера. Ищем знакомых и родных. Находим – берем их с собой и идем дальше. Не находим – все равно движемся дальше. Нам потом еще на базу идти, а после ехать в аэропорт. Единственное, что плохо, что аэропорт находится на окраине города, почти за его пределами. Ну что, согласны с таким планом?
Возражений не было, поэтому мы дружно бодрым шагом двинулись к полицейскому участку. Но Надин план забуксовал уже на первом пункте.
Когда мы вышли на небольшую площадь перед полицейским участком, нас увидели люди, патрулирующие на крыше, крикнули что-то вниз другим выжившим, а затем взяли нас на прицел.
— Ни с места! – раздалось со стороны полицейского участка.
Мы замерли. Да, такого «теплого» приема никто не ожидал.
— Откуда вы пришли? – снова раздался тот грубый мужской голос из-за забора полицейского участка.
— Мы почти все пришли из Тотского Кулинарного колледжа¸­­­­­­ — ответила за всех Аня. – А одна – из северного богатого района.
— Вы все врете! – противно ответил голос. – По новостям вчера говорили, что весь кулинарный колледж погиб. Там не было ни одного живого человека, когда военные приехали эвакуировать студентов. Самим воякам еле удалось унести оттуда ноги. А северный богатый район был эвакуирован еще вчера. Так откуда вы пришли?
— Мы вам сказали правду, — ответила Юля. – Мы действительно из колледжа. Только чудом мы смогли выбраться оттуда живыми.
— Костя, не горячись, — раздался второй, более спокойный голос. – Похоже, они действительно не врут. Две девушки одеты в студенческую форму кулинарного колледжа.
— Ну, ладно, — нехотя согласился первый голос. – Может, вы и не врете, но впустить мы вас не сможем: у нас для вас нет места.
— Кость, а врать не хорошо, — поучительно произнес второй голос. – Места у нас навалом, но вот еды у нас чуть-чуть. Так что мы вряд ли сможем вас прокормить.
— Слушай, Федя, тебе обязательно было палить всю обстановку? – возмутился первый голос, который, по видимому, принадлежал Косте. – Они могут быть заражены. Я не хочу, чтобы они были с нами. Не хочу рисковать людьми и собой.
— Не беспокойтесь, — заверила их Аня, — мы не собирались селиться к вам. Мы хотели только узнать, не приезжал ли к вам автобус с эвакуировавшимися жителями Богатого района?
— Да, есть такие, — подтвердил Костя. – А вам они на что?
— Мы ищем своих родных, — ответила Надя. – Среди них могут оказаться наши родные.
Голоса затихли, видимо, обсуждая варианты, как с нами можно поступить. Но вскоре раздался голос Феди:
— Ладно, ребята. Можете поискать своих родных, даже можете остаться у нас, но если вы останетесь, то вам придется помочь нам раздобыть еду.
Ворота полицейского участка со скрипом открылись. За ними стояли четверо мужчин: двое без явных эмоций на лицах, держали двери ворот; у одного на лице было написано явное недоверие к нам – судя по всему, это и был Костя. Рядом с ним стоял высокий мужчина лет сорока, с бородой, которая местами стала седой. Уж не из-за того, что происходит в нашем мире? Он доброжелательно смотрел на нас, и, хоть за бородой это не было особо видно, слегка улыбался. Это, как я догадался, и был Федя.
— Заходите быстрее, пока мертвецы не пришли, — произнес Федя, разглядывая нас. Дважды приглашать нас не пришлось.
Когда ворота за нами закрылись, Федя негромко произнес:
— Да, еще одна вещь: оружие – не игрушка. Так что я попрошу вас сдать его нам.
— Почему мы должны это делать? – спросила Света
— Ну, мало ли, что вы учудите здесь у нас, — объяснил Федя. – У нас здесь вы в безопасности, поэтому оружие вам тут не понадобится.
— А если мы не отдадим? – с вызовом уточнила Света.
— Тихо, успокойся, — притормозил я ее. Я смутно понимал, почему Света не доверяет этому мужчине.  Достаточно вспомнить случай в универмаге…
— Я понимаю, что вы беспокоитесь за безопасность своих людей, — обратился я к Феде, — но и вы поймите меня: я тоже несу ответственность за безопасность нашей группы. Где гарантии, что после того, как мы отдадим вам оружие, вы не выкинете нас за ворота?  Или не придумаете что-нибудь еще?
— А то, что я впустил вас, это не гарантия? – уточнил Федя, весело глядя на меня.
— Этого мало для того, чтобы мы расставались с самыми нужными вещами в наше время. Кое-кто из нашей группы уже один раз поверили словам и расстались со своим оружием, за что чуть не поплатились. Поэтому она, – я кивнул на Свету, — так против того, чтобы расставаться с оружием.
— Но с оружием я не могу вас пустить дальше, чем до входа, — заметил Федя. – Делайте, что хотите, но в здание вы попадете только без оружия.
— Хорошо, — я обернулся к ребятам. – Народ, давайте сделаем так: я остаюсь здесь, а вы отдаете мне оружие и идете искать своих родных. Вас это устроит?
— Тогда я остаюсь с тобой, — сказала Аня. – Мне там все равно некого искать.
— А давайте лучше туда пойдут те, кто ищут своих близких, — предложил Женька. – Мне, например, там тоже некого искать, а тебе, Ден, есть кого.
Так мы и сделали: Света, Кристина, Аня и Женька остались с нашим оружием ждать нас, а я с Димкой, Надей и Юлей последовали за Федей  в недра полицейского участка. Выживших было довольно много – человек триста, — и они занимали все два этажа, а так же располагались и в подвале, но там их было немного. Федя по пути объяснил, что в подвале они хранят продукты, потому что там прохладнее, а значит, продукты не так быстро испортятся. Так же у них там располагался электрогенератор, поэтому они не беспокоятся за то, что в скором времени город (а может, и вся планета) погрузится во тьму из-за того, что электростанцию будет некому обслуживать. Так же я понял, что запас воды в полицейском участке тоже имеется, но не большой, поэтому воду они экономят. В общем, какое-то время здесь можно жить, ни в чем себя не ограничивая.
Пройдясь по первому этажу, я не смог заметить ни одного знакомого лица. Тут были все: и дети, и подростки, и среднего возраста люди, и старики со старухами.  Но моих родных тут явно не было. Судя по тому, как озадаченно бегали глаза моих друзей, они здесь тоже никого не обнаружили. В подвале мы тоже никого знакомого не обнаружили, но зато на втором этаже удача наконец улыбнулась нам.
Нет, близких мы не нашли. Но зато Надя нашла свою соседку, живущую напротив нее. Подбежав к ней, Надя поздоровалась:
— Здравствуйте, теть Кать.
— Ой, Надюша! – вскликнула тетя Катя, и, вскочив с места, обняла Надю. – Ты жива! Я так рада, так рада. Теперь твои родители могут за тебя не переживать. А то они так беспокоились за тебя, так беспокоились… — причитала она, не выпуская из объятий Надю.
— Вы меня задушите, — еле выдавила из себя Надя. Спохватившись, радостная соседка выпустила из стальной хватки задыхающуюся девушку.
— Вы случайно не знаете, где мои родители? – отдышавшись, спросила Надя.
— Могу точно сказать, что здесь их нет, — заявила тетя Катя. – Тех, кто сопротивлялся эвакуации, – а такими являлись почти все, — под прицелом усадили в автобусы и отвезли либо на военную базу, либо в аэропорт. Знала бы ты, как бастовали твои родители, когда их эвакуировали… А кто это с тобой? – Соседка удосужилась обратить внимание на нас. – Твои друзья?
— Да, — подтвердила Надя. – Мы с ними и еще с несколькими ребятами покинули колледж, а  после начали искать наших родных.
— Сочувствую вашим павшим товарищам, — пробормотала тетя Катя.
— Вообще-то, они на улице стоят, — ответила Надя. – Они караулят наше оружие, так как с ним нас суда не пускали.
— Ну и правильно делали, — откликнулась соседка. – Я бы на их месте вообще отобрала у вас оружие. У нас оружия и боеприпасов не очень много, а территорию защищать все-таки надо. Так что, ребятки, отдайте оружие.
— Ага, а отбиваться от мертвяков мы чем будем? – спросил Димка. – Руками?
— А зачем вам от них отбиваться? – явно недоумевала тетя Катя.
— Вообще-то весь город кишит ими, если вы не заметили, — проинформировал я ее.
— Ну, так они там, а мы здесь.
— Мы собираемся искать своих родителей, а для этого нам придется покинуть полицейский участок, — вступила в разговор Юля.
— Вы что, с ума сошли? – заорала соседка. Все присутствующие на этаже выжившие обернулись в нашу сторону, явно надеясь найти сумасшедших. Но вместо них они увидели лишь взволнованную тетку, двух девушек и двух юношей. – Там же творится черте что. Я через окно автобуса видела их, и то чуть от страха не умерла. А вы собираетесь добровольно выйти к ним туда.
— Вы видели их через окно проезжающего мимо автобуса, — заметила Надя, — а мы прорывались через их толпу. Нам пришлось не единожды убивать их, и, хоть вначале мы ужасно боялись, мы все же нашли в себе силы и смелость сражаться с ними. И почему-то от страха еще никто из нас не умер. Да и из всех серьезных травм, полученных за это время, был поцелуй с асфальтом, — оглянувшись, Надя хитро посмотрела на меня.
— Это из физических,  — откликнулся я.  – А из психических травм, которые, к слову, могли перелиться в физические, была травма в универмаге. Надеюсь, мне не стоит напоминать, что тогда произошло?
— Не стоит, — поморщилась Надя. – Мы все всё помним, и впредь на такие грабли наступать не будем. Да, Юля?
— М-м-м… Да, — отстраненно подтвердила Юля.
— То есть вы уже все решили, и вас не переубедить? – уточнила тетя Катя.
— Угу, — кивнула Надя.
— Ну, тогда дай я тебя напоследок обниму, — Тетя Катя опять заключила безуспешно отбивающуюся девушку в объятия, и очень тихо произнесла, хотя я все равно смог услышать ее слова. – Я бы на твоем месте стала бы присматриваться к тому блондинчику. Сейчас парней найти – большая проблема, так что поторопись, пока у тебя есть время.
Надя улыбнулась и посмотрела в мою сторону. Я сделал вид, будто ничего не слышал, и уставился в окно. Деревья уже распустили свои листочки, поэтому вся гора, которую было прекрасно видна из окна, казалась зеленой. Местами зелень перемешивалась с другими цветами – в тех местах цвели фруктовые деревья. Такую красоту можно увидеть только один раз в год. Эх, весна… Какой же ты сюрприз преподнесла нам в этом году…
Что-то не особо сильно ткнуло меня в бок. Оторвавшись от окна, я оглянулся и увидел Димку, который мне пытался на что-то намекнуть. Он все косил куда-то глазами, и когда я проследил за его взглядом, я понял, что он хотел мне сказать: в углу комнаты на столе сидели две довольно красивые девушки, и старательно строили нам глазки. До этого я их даже не заметил, и так бы и оставил их незамеченными, если бы не Димка. Мой друг кивнул в их сторону и вопросительно уставился на меня.
— Хочешь подойти? – спросил я, хотя и так понимал Димкины намерения. – Ну, что ж, пошли, подойдем.
Сделав всего один шаг, я вдруг почувствовал, что кто-то схватил меня за ухо и не позволяет продолжить путь. Тут же рядом раздался Надин голос:
— Куда это мы намылились?
Димка тоже не продолжал путь. Скосив глаза в его сторону, я заметил, что Юлина рука схватила его за плечо. Посмотрев на меня, Димка сделал гримасу, которая обозначала «Попали». Моргнув глазами в подтверждение, я обернулся к Наде (насколько позволяло схваченное ухо), и начал выкручиваться:
— Да так, решили пройтись по этажу. Ноги размять.
— Угу, — кивнула Надя, не отпуская ухо. – А так же размять языки и некоторые другие части тела.
— Неужто, вы думаете, что мы за вами не следим? – усмехнулась Юля.
— Да ладно вам, мы хотели просто поговорить, — начал защищаться Димка.
И тут до меня дошла интересная вещь. Я кое-что понял (правда, с огромным опозданием). Чтобы убедиться, я задал такой вопрос:
— Стойте, а с какого перепугу мы должны перед вами отчитываться, куда мы идем, и что хотим сделать?
Надя отпустила мое ухо и озадаченно остановилась. Это подтвердило мою догадку, поэтому я сжалился:
— Хотя, ладно. Я не против этого.
Теперь озадаченно выглядел Димка. Он уже явно приготовился поболтать с двумя незнакомками, и надеялся, что я, как и до этого в колледже, смогу заговорить девчонкам зубы, и что те отпустят нас. Но такого разворота событий он явно не ожидал. Димка замер и удивленно смотрел на меня.
— Ну, ладно, народ, — подвел я итог. — Наших родных здесь нет, так что идем искать их дальше. Теперь идем на военную базу. Идем отсюда.
Димкина челюсть заняла самое нижнее положение. Он все еще не верил своим ушам.
— А… это… а как же… а… девчонки…, — Димка явно потерял дар речи.
— Диман! Забей на них и пошли! – крикнул я ему уже с лестницы. – Тебе что, наших девчонок не хватает?
У выхода Димка нагнал нас и, дернув меня в сторону, прошептал:
— Ну и предатель же ты! Я только надумал попробовать закадрить девчонку, как ты все испортил. Нет, чтобы поддержать меня…
— Димка, — оборвал я его, — открой глаза: кое-кто из нашей группы запал на тебя, хоть пока что и не выдает себя.
— Раз так, то ты вообще слепой! На тебя тоже запал один человек, причем явно. А ты этого в упор не замечаешь!
— Тихо,  тихо, — утихомирил я Димку. – Да, я слишком поздно это понял, но я все-таки это осознал. А еще я понял, что и с тобой подобная ситуация, хоть и чуть полегче, поэтому я и не дал тебе пойти к тем девчонкам. И вообще, давай пока закроем эту тему. Сейчас немного другие приоритеты.
— Я не спорю, выжить и найти родных – основное. Но и с отношениями тянуть не стоит. У нас сейчас не то время.
— Ух ты, — удивился я, — как ты запел! А кто раньше утверждал, что ему не нужны отношения? Что он не будет смотреть на девчонок как на предмет очаровывания, м-м-м?
— Парни, — прозвучал над нами Федин голос, — вы закончили свои мужские обсуждения? Ваши друзья ждут вас на улице.
Обернувшись, мы увидели стоящего за нами и весело улыбающегося в бороду Федю. Судя по всему, он стоял тут уже довольно давно, и слышал всю нашу беседу. Еще раз усмехнувшись, он махнул нам рукой, предлагая следовать за ним, и вышел на улицу. Проследовав за ним, мы подошли к уже дожидающимся нас ребятам, и забрали у них свои вещи.
— Девчонки уже сказали нам, — начал Женька, — что ваших родных здесь нет. Значит, теперь идем на военную базу?
— Да, — подтвердил я, — вот только добираться до нее мы будем очень долго. Она же находится в центре города, а мы все еще ближе к окраине города.
— Эй, ребята, — окликнул нас Федя и подошел к нам. – Я тут случайно подслушал ваш разговор, и… Ну, в общем, я могу вам помочь с транспортом, за небольшую услугу. Вы помогаете нам, а мы помогаем вам. Я отдам вам маршрутное такси на четырнадцать человек с половиной бака, — вам как раз хватит добраться до базы, а там, может, вы еще по пути заправитесь, — а вы поможете нам пополнить запасы продуктов. Пары рюкзаков, полных еды, вполне хватит. Ну что, согласны?
Я оглянулся на ребят. Лица у многих были задумчивы, у остальных же ничего не выражали.
— Нам надо посоветоваться, — ответил я, — и только после этого я дам ответ.
— Только давайте быстрее, — откликнулся Федя.
— Ну,  что скажете? – спросил я у ребят.
— Мне кажется, — начала Аня, — у нас есть резон посотрудничать с ними. Поможем им немного продуктами, зато пешком не придется идти. Лично я за.
— В принципе, я тоже не вижу повода для отказа от такого выгодного предложения, — заметила Юля.
— Я тоже за, — отозвалась Кристина. – Лучше уж проехать толпу мертвецов на машине, чем отбиваться от них.
— Ну, тогда и я согласна, — посмотрев на сестру, откликнулась Света.
— Ладно, я тоже за, — пробормотала Надя.
Парни лишь согласно кивнули.
— Значит, решено. – Я обернулся и решительно произнес. – Куда идти?

Супермаркет оказался в пяти кварталах от полицейского участка. Федя шел впереди и показывал нам короткий путь, а я и Женька следовали за ним, стараясь не шуметь, но и не отставать. Решено было, что за продуктами пойдут трое: Федя – потому что знал короткий путь к супермаркету,   а Женька и я – как самые выносливые. Чтобы смогли даже с полными рюкзаками убежать от зомби, а не задохнулись на полпути. Остальные ребята были против такого малочисленного состава, но мне удалось убедить их, что чем меньше людей – тем больше мобильность группы. Для более быстрого передвижения решено было взять с собой вооружения по минимуму: Женька взял только свой пневматический «Дигл» и две дополнительные обоймы к нему, а я решил не оставлять свое ружье, и прихватил к нему двадцать один патрон (не считая семи патрон в самом ружье). Чтобы было удобнее бегать, я скинул свои рюкзак и охотничий пояс. Женька тоже снял свой рюкзак. Вместо оставленных нами полных рюкзаков, мы получили пустые, но очень вместительные походные рюкзаки, которые нам предстояло заполнить едой. Федя, так же как и мы, нес за спиной пустой рюкзак, а в руках сжимал пистолет «Тульский Токарев», больше  известный, как «ТТ». Насколько я понял, он достался Феде от погибшего друга, который служил еще в милиции (то есть, до переименования «милиции» в «полицию»). Но я не понял только одной вещи: разве у нас на вооружении в то время еще были «ТТшки»? По-моему, их уже тогда заменили «ПМками» (Пистолет Макарова). Ну, ладно, это не мое дело. Главное, что Федя может постоять за себя.
После пятнадцати минут осторожного передвижения крадучись, мы подошли к небольшому кирпичному забору и спрятались за ним. Впереди, в метрах ста от нас красовалась вывеска, которая гласила:  «Супермаркет «Магнит». Всегда низкие цены». Чуть ниже кто-то торопливо написал баллончиком с черной краской: «Берите, что хотите, но оставьте и другим. Вы не единственный выжив…» Далее надпись обрывалась черной линией, как будто писателя резко оторвали от своего занятия, а под вывеской в луже крови валялся баллончик (видимо, тот самый, которым делалась надпись).  Рядом с входом бесцельно мотались мертвецы, которых я сумел насчитать восемнадцать штук. Восемь из них передвигались по парковочной площадке, шестеро стояли на месте и не двигались, изредка подрагивая, а оставшиеся четверо с упоением жевали чей-то труп, валяющийся недалеко от входа в супермаркет. Выглянув, Федя оценил ситуацию и шепотом спросил:
— Ну, что? Какие у кого идеи?
— Может, просто попробуем тихо прокрасться к входу?  — предложил я. – Хотя,  нет. Они реагируют на адреналин, поэтому это очень опасно.
— Видите ту машину? – Женька указал на перевернутую на бок легковушку, валяющуюся слева от рекламного щита. – Можно попытаться добраться до нее, от нее до щита, а оттуда в супермаркет.
— Было бы безопаснее проникнуть в здание через черный ход, — заметил Федя. – Но чтобы попасть туда, нам придется пройти мимо шестерых недобитых трупов. А сделать это не шумя будет нереально, так как оружия ближнего боя из нас никто не прихватил, а стрельба привлечет не только этих зомби, но и мертвецов со всей округе.
— Кстати, в городе стоит жуткая тишина, — обратил внимание Женька. – Такое ощущение, что весь город вымер.
— Увы, друг, — откликнулся Федя, — но, боюсь, так и есть. Люди либо эвакуировались, либо затаились, либо погибли. Меня больше другое беспокоит: почему это произошло, и можно ли это как-то исправить? Ну, там, вылечить, или хотя бы прекратить распространение.
— Выясним, — пробормотал я. – Мы просто обязаны выяснить причину и исправить последствия. Если за какие-то два дня большой город пал, то такими темпами человечеству придет конец недели за две, а то и раньше.
— Ладно, бросаем размышления и выдвигаемся, — толкнул нас Женька. – Сейчас как раз самый удобный момент для смены позиции – у машины нет ни одного мертвеца.
Выглянув, я убедился, что у машины действительно все чисто, поэтому я выбрался из-за укрытия, и крадучись побежал к машине. Женька и Федя последовали за мной. Как только машина стала нашим новым укрытием, я выглянул из-за приоткрытого капота тачки и оценил ситуацию. Наше расположение меня нисколько не радовало:  рядом с машиной стоят трое мертвецов, еще четверо двигаются недалеко от машины. Это уже немало. Сейчас даже нельзя обсуждать дальнейшие передвижения, так как зомби могут услышать и атаковать. Хорошо, что мои товарищи понимали это и помалкивали, лишь ожидающе смотрели на меня. Значит, он ждут моих действий? Получается, что я принимаю решение, и я же несу ответственность… Мне это не особо нравится, но тянуть с решением больше нельзя, потому что один из мертвецов кажется, движется в нашу сторону. Ладно, будь что будет.
Выбрав глазами самый быстрый и наиболее безопасный путь к щиту, я сорвался с места, и через пару мгновений уже прижимался спиной к деревянной панели щита, наблюдая за тем, как быстро мои друзья пересекают расстояние от машины до нового укрытия. Теперь от входа в супермаркет нас отделяли всего каких-то двадцать метров. Показав рукой траекторию следующего забега друзьям, я махнул рукой и побежал вперед. Когда до входа мне оставалось всего метров двенадцать, позади меня раздались звук глухого звона железа и шум падения. Оглянувшись, я увидел растянувшегося в луже крови Женьку и откатывающийся баллончик, который был смят с одной стороны. Зомби, привлеченные шумом, начали окружать нас. Все восемнадцать. А из соседних переулков показались другие мертвецы. И все они двигались к нам. В два прыжка я вернулся к Женьке и помог ему подняться на ноги. В это время Федя метким выстрелами одним за другим отправлял оживших мертвецов на вечный покой.
— Отступаем к магазину, — крикнул я и выстрелил в трех мертвецов, приближающихся ко мне со спины. Один пал навечно, второго отбросило на метр, но он снова стал подниматься на ноги, а третий только немного дернул рукой. Позади меня раздавались хлопки «Дигла» вперемежку с матом, по-видимому, результата от Женькиной стрельбы особо не было. Пробившись к входу, я повторил свои слова. Федя оказался около меня буквально через секунду, а вот Женька явно испытывал трудности: его окружали шесть мертвецов, еще восемь приближались со стороны дороги, а у самого Женьки никак не удается привыкнуть к «Диглу», поэтому он потратил все патроны в обойме, а уложил всего трех мертвецов. Ему явно требовалась помощь. Стрелять мне было опасно, поэтому я перехватил ружье за ствол и побежал на помощь. Федя предпочел прикрыть нас от входа.
Я разбросал двоих мертвецов, зашедших Женьке за спину, Федя снял еще двоих, а Женька в это время перезаряжался, пятясь. Вдруг один из зомби сделал резкий рывок вперед, при этом падая на Женьку, и, схватив его, повалил на землю. Женька схватил его за горло, не давая мертвецу дотянуться до себя зубами, но это давалось ему с трудом, ведь зомби намного сильнее людей. Когда мертвец почти дотянулся до Женьки зубами, я ударом снизу сбросил тварь с друга, и помог Женьке встать. Нас уже догнала новая многочисленная группа трупов, поэтому я хотел сбить с ног ближнего, преграждающего нам путь к супермаркету, и размахнулся. Но тут произошло то, чего я явно никак не ожидал: мертвец схватил приклад моего ружья и вырвал оружие у меня из рук! Правда, ружье тут же упало под ноги толпе, но все-таки, я остался без оружия! Пытаться вернуть свое оружие сейчас равнялось бы самоубийству, ведь оно теперь уже где-то под ногами мертвых, поэтому мы с Женькой помчались к Феде, который открыл дверь супермаркета и ждал нашего приближения.
— Быстрее, парни, — крикнул он. Как только мы влетели в дверной проем, дверь за нами захлопнулась, а ручки были обмотаны толстой железной цепью, которая чуть позже была украшена висячим замком. Теперь можно было не бояться проникновения мертвецов, благо дверь железная.
— Ты как, в порядке? – я глянул на Женьку.
— Да, вроде, в порядке, — немного подумав, ответил Женька. – Он не успел меня цапнуть. Ты видел это? Зомби вырвал у тебя дробовик!
— Нет, блин, не видел. Я в это время решил поразмыслить над проблемой глобального потепления, поэтому как-то прозевал этот момент.
— Ну и что ты там надумал насчет потепления? – подыграл мне Женька.
— Да, так, немного. Только то, что если станет еще жарче, чем сейчас, то ледник Антарктиды будет таять. Уровень воды в мировом океане прибавится, и многие материки подтопит. Но, боюсь, это уже никто не увидит.
— Кстати, — вмешался Федя, — за пару недель до начала всей этой фигни по новостям передавали, что в Антарктиде на глубине четырех километров во льдах нашли огромное озеро с незамерзшей пресной водой. Вроде, ее собирались поставлять по всему миру. Но теперь уже ее не смогут поставлять, а жаль.
— Да, я тоже слышал об этом, — подтвердил Женька.
— Ну, ладно, давайте вернемся в реальность, — посоветовал Федя. – Денис, ты сходи, поищи что-нибудь, чем сможешь обороняться.
— Я, вообще-то, надеялся вернуть свое ружье, — признался я.
— Вернем мы твое ружье, ну а до тех пор поищи хоть что-нибудь. А мы пока будем собирать продукты.
Пожав плечами, я скинул с себя рюкзак, и пошел обследовать торговую площадь супермаркета.  Да, сразу видно, что мы живем в России, ну или, по крайней мере, жили. На дворе всего второй день апокалипсиса, а прилавки и витрины уже почти пустые. Я насчитал несколько бутылок минералки, пару бутылок кваса (алкоголя уже не было, его на халяву разобрали в первую очередь, но меня он и не интересовал), довольно много консервов,  куча пачек лапши быстрого приготовления, сухарики, чипсы, конфеты и тому подобное. Морозильники уже пустовали по понятной причине, в них не было ни колбасы, ни мяса, ни фарша, ни рыбы. Ведь данные продукты являются быстро портящимися, и без искусственно созданных условий хранения быстро испортятся. Благо, в городе еще есть электричество – видимо, люди все еще защищают энергостанцию, — но если посмотреть на то, с какой скоростью распространяется смерть в городе, я могу вас заверить, что энергостанция падет где-то в течение трех дней. Когда это случится, электричество отключится по всему городу, следовательно, холодильники отключатся, а продукты начнут портиться. Поэтому их и расхватали в первую очередь.
Обойдя весь торговый отдел, я так и не смог найти ничего подходящего. Не было ни ножей, ни хозяйственных инструментов (лопат, вил, топоров и так далее), ни даже шампуров, хотя мангалы были. Ну не буду же я сражаться консервными ключами? Кстати, таких я обнаружил только два, но один на всякий случай сунул в карман. Вдруг пригодится банку открыть? Но оружия я так и не нашел. Немного приуныв, я собирался уже возвращаться к друзьям, но тут заметил за одной из витрин неприметную дверь. Открыв ее, я понял, что это вход в подсобные помещения. Здесь было темнее и намного холоднее, чем в торговом отделе. Вроде, даже пар изо рта был виден. Да, точно, так и есть. Вот где летом будет хорошо отсиживаться, когда солнце будет нещадно палить землю. Ну да ладно, сейчас не об этом. До лета еще дожить надо. Надо бы поискать оружие здесь. Долго бродив по недрам подсобки, я наткнулся на небольшой закуток, в котором стоял стол, а на столе стоял ящик для инструментов. Подойдя к столу, я обнаружил еще и внушительных размеров гаечный ключ. Ящик для инструментов открыть не удалось — он был заперт на замок, — но вдруг краем глаза я заметил чью-то ногу, выглядывающую из-за стола. Настороженно подкравшись к краю стола, я посмотрел на того, кому принадлежала нога. Хозяином оказался охранник супермаркета, который сидел на полу, прислонившись спиной к стене. Цвет его кожи был совершенно нормального цвета, а не серо-зеленого, как у зомби (и это если учесть тот мороз, который царил здесь), да и следов укусов тоже не было видно. Голова его была опрокинута на грудь, а грудная клетка не двигалась, из чего я пришел к выводу, что охранник мертв. На всякий случай я окликнул его и толкнул ногой его руку. Реакции никакой. Уже собравшись вернуться к закрытому ящику для инструментов, я вдруг заметил на поясе у охранника кобуру, из которой выглядывал пистолет. Присев возле тела, я потянулся рукой к клепке, предохраняющей пистолет от случайного выпадения, и когда мои пальцы коснулись холодной кожи кобуры, случилось то, чего я никак не ожидал. Охранник поднял голову и посмотрел на меня. Могу поклясться, что его глаза смотрели прямо на меня! Кстати, они были вполне нормальными, ну то есть без белой пелены. Если, конечно, не считать покрасневших белков. От неожиданности я отпрянул от него, и, пятясь к выходу, спросил на всякий случай:
— Вы понимаете меня? Не приближайтесь, иначе я буду вынужден атаковать вас.
Ответом мне был привычный для зомби шипяще-свистящий звук. Уверенности во мне прибавил тот факт, что охранник не дышал: у меня изо рта пар валил, прямо как дым из паровоза, а изо рта моего противника ничего не выходило. Хотя, нет, у него изо рта капает кровь, но пар так и не выходит. Отступая к выходу, я судорожно начал искать глазами что-нибудь, что могло помочь мне совладать с трупом. Заметив на столе тот самый гаечный ключ, я рванулся к столу. Мертвец сделал то же самое. Двигался он намного быстрее, чем все остальные мертвецы. Схватив ключ, я отпрыгнул от мертвеца, который почти схватил меня. Этот мертвец следил за мной взглядом, хотя все остальные зомби лишены зрения! Надо было что-то срочно предпринимать, потому что все преимущества  были на его стороне. Зомби явно ждал моих действий, и поэтому я решил воспользоваться преимуществом первого хода. Аккуратно подобравшись к столу с ящиком для инструментов (мертвец сохранял дистанцию, значит, мыслительные процессы у него сохранились; может, попытаться разговорить его?), я свободной рукой потянулся к ящику, попутно произнося:
— Слушай, ты же не являешься мертвецом? Так зачем же нам сражаться? Мы – люди, нам сейчас необходимо держаться вместе. Ты же понимаешь меня, да?
В ответ рот мертвеца искривился, и в этой мимике угадывалась хищная улыбка. Нет, он явно меня понимает, но на разговор не настроен.
— У меня есть друг-мертвец, как и ты,  — зачем я это говорю? – Он со мной разговаривает во сне. Почему бы нам с тобой тоже не подружиться? Лично я не хочу с тобой сражаться. Может, ты все-таки что-нибудь скажешь, и тогда нам не придется драться, — я несу явную чушь. Распинаюсь перед немым куском гнилой плоти! Нет, мне пора в психушку, жаль, что она теперь больше не работает. Ну я хотя бы удобно схватил ящик. Теперь можно метнуть его в мертвеца, тем самым отвлечь его внимание и выиграть пару секунд для удара. Надеюсь, одного удара вполне хватит.
— Ты никогда не сможешь понять, что такое дикий голод, пока ты человек… — я даже опешил и чуть не отцепил ящик. Мертвец все-таки умеет говорить??? – Но стоит тебе переродиться, и ты навсегда забудешь про все людские желания. У тебя будет только одно желание – насытиться. А для этого ты будешь убивать всех живых, ведь их плоть очень сытная. Ты забудешь про боль, забудешь про болезнь, забудешь про  все. Убить и поесть – вот все, что будет заботить тебя…
С каждым словом изо рта мертвеца все больше капала кровь. Теперь под ним уже была немалая лужа.
— А если я не хочу перерождаться? Может, я хочу остаться человеком, — я действительно не горел желанием быть одним из них.
— Это ненадолго. После того, как в твою кровь попадет Эл-бактерия, ты перестанешь желать быть человеком. Ты забудешь про боль, забудешь про болезнь, забудешь про  все. Убить и поесть…
— Ты повторяешься. Ну тогда и я повторю: Я НЕ ХОЧУ СТАНОВИТЬСЯ ОДНИМ ИЗ ВАС!
— Тогда сражайся за свою драгоценную жизнь, — мертвец изогнулся, готовясь к рывку.
— Подожди, у меня еще вопрос. Что это за Эл-бактерия?
— Та самая бактерия, которая сначала убивает человека, а затем перерождает его, — мертвец продолжал стоять согнувшись.
— А откуда она взялась и можно ли излечить людей от нее? – У меня возникали все новые вопросы. Пока есть такая возможность, я должен получить ответы, даже если это будет стоить мне жизни. Хотя, нет, такую дорогую цену я не собираюсь платить.
— Если переживешь это сражение, то получишь ответы на все свои вопросы. Не сразу, но получишь. А теперь борись или умри!
С этими словами мертвец прыгнул на меня, но я успел метнуть в него ящик для инструментов, который не выпускал на протяжении всего разговора. Мертвец этого не ожидал, поэтому не успел защититься от летящего в него предмета. Не долетев до меня несколько сантиметров, зомби изменил траекторию своего полета (не без помощи ящика) и врезался в стену. Воспользовавшись моментом, я прыгнул к нему, в воздухе занося над головой ключ, который сжал двумя руками, и как только мои ноги коснулись пола, я с силой обрушил ключ на голову мертвецу. Мертвец, не успевший встать на ноги, а стоявший на коленях, издал шипящий звук, а из проломленного черепа брызнула кровь вперемешку с мозгами. Тело бывшего охранника повалилось на стенку и по ней сползло на пол.
Я отступил от тела. Меня трясло (и совсем не из-за мороза, царившего здесь), ноги подкашивались, а в голове все гудело. Выронив ключ, я прислонился спиной к противоположной стене, и тоже сполз на пол. Но почти сразу же вскочил – холодно. Со мной такого еще не было, хотя я уже успел перебить немало зомби. Немного постояв у стены, я, наконец, пришел в себя. Труп лежал неподвижно, а вокруг проломленного черепа образовывалась большая лужа крови и  каши из мозгов, которая с каждым мгновением становилась все больше. Вдруг я вспомнил, зачем я подходил к сидячему охраннику – я хотел обыскать его – и уже без опаски подошел к мертвецу. После такого удара никто не сможет выжить, даже говорящие зомби. Открыв кобуру, я извлек оттуда пистолет М9, но тут же огорчился: в обойме не было ни одного патрона. Обыскав тело, я так и не нашел запасных патронов, зато нашел водонепроницаемый карманный фонарик, рацию и небольшой ключик. Рация была полностью заряжена и работала, поэтому я на всякий случай повесил ее себе на пояс, а фонарик сунул в карман джинсов. Пистолет оставлять тоже не стал, а запихнул себе за пояс на спине — вдруг удастся найти патроны, или обменять его на что-нибудь полезное в участке. Осмотрев ключик, я уже собирался было выкинуть его, как вдруг вспомнил про закрытый ящик для инструментов. Когда я его бросал, внутри ящика что-то загромыхало. Надо бы осмотреть содержимое.  Подойдя к ящику, я обнаружил на одной из его боковых сторон впечатляющих размеров вмятину. Видно, нехило я приложил им мертвеца. Судя по замочной скважине, ключ подходит к замку, но для того, чтобы быть в этом уверенным, надо вставить его. Щелчок. Замок открылся, показывая мне содержимое ящика. Да, и тут негусто. Хотя, каким образом здесь могла оказаться вторая рация? Вот что загремело, когда я метнул ящик. Вынув рацию, я осмотрел ее – видимых повреждений не было. Я попробовал ее включить – работает. Интересно, эти рации работают на одной частоте? Нажав клавишу на первой рации, я услышал, как раздается хруст из второй. Значит, волна у них все-таки одна. Рации могут очень даже пригодиться, ведь мобильники до сих пор не ловят сеть, да и от стационарных телефонов толку не больше. Так же я забрал из ящика единственный инструмент – крестовидную отвертку, которую тут же убрал в карман джинсов. Теперь у меня были две рации, висящие на поясе, пистолет без патронов, так же заткнутый за пояс и накрыт рубашкой, чтобы спрятать от посторонних глаз; отвертка и фонарик, убранные в карман джинсов, и плюс довольно увесистый гаечный ключ, который спас мою жизнь. Со всем этим богатством я вышел обратно в торговый отдел, где меня уже дожидались друзья.
— Слушай, ты там не заблудился? – спросил Федя, как только я подошел к ним. – Такое ощущение, что ты ходил пешком до Пекина и обратно. Ты что там делал?
— Провел довольно увлекательную беседу с одним из мертвецов, — ответил я, накидывая на себя услужливо заполненный продуктами рюкзак.
— Удалось узнать что-нибудь интересное? – усмехнулся Федя. Видимо, он принял мои слова за шутку. Честно, я и сам бы не поверил в такое, скажи мне об этом кто-нибудь.
— Да, есть одна вещь. Ребята, вы можете мне не поверить, но  все, что я вам сейчас расскажу – чистая правда. Мертвец, которого я нашел в подсобке, заговорил со мной.
— А ты уверен, что это был мертвец? – задумчиво спросил Женька.
— Я тоже долгое время сомневался в том, что передо мной зомби, он даже по внешним признакам не был похож на зомби, но издаваемые им звуки, характерные только для зомби, его поведение, вещи, о которых он говорил – все это развеяло мои сомнения. Передо мной был именно мертвец. Он сказал мне, что заражение началось из-за Эл-бактерии, которая вначале убивает человека, а затем перерождает его. У зомби остаются только два желания: убивать и утолить свой дикий голод. И еще, он сказал мне, что со временем я получу ответы на все свои вопросы, если мне удастся пережить сражение с ним.
— Ну, раз ты жив, значит, ты получишь ответы, — проговорил Федя. – Если только этот мертвец не нес чепуху.
— Лично меня интересует сейчас только один вопрос, — вмешался Женька. – Как мы собираемся сваливать из супермаркета? Через парадный вход не выйдет, потому что как только мы откроем дверь, мертвецы ворвутся внутрь, и мы будем зажаты в здании.
— Значит, выйдем через черный ход, — ответил Федя. – Он должен быть в подсобных помещениях.
Действительно, черный ход оказался там, а я его и не заметил, хотя два раза проходил мимо него. Приоткрыв дверь, Федя выглянул наружу и оценил обстановку. Затем повернулся к нам и сказал:
— Сейчас выходим и бежим налево. Пробегаем по парковочной площадке,  хватаем ружье, и самым коротким путем бежим к участку. В бой с зомби не вступаем, при необходимости расталкиваем их. Это поможет нам выиграть время. Вопросы есть? Нет? Ну тогда побежали! – Федя толкнул дверь и первым выскочил на улицу. За ним последовал Женька, а я замыкал процессию. Позади супермаркета оказалось лишь два мертвеца, но и те были далеко от нас, поэтому мы не обратили на них никакого внимания. Выбежав на парковку, я увидел, что огромное количество мертвецов толпится возле двери супермаркета, и безуспешно пытается проломить железную дверь. Из-за шума, издаваемого ими самими, они не услышали нашего приближения, и поэтому не обратил на нас внимания. Воспользовавшись этим, мы побежали вперед. По пути я нашарил глазами свое ружье, и на бегу схватил его.  После этого мы безостановочно побежали к полицейскому участку. Кто мне паковал рюкзак? Узнаю – убью, так как теперь я почувствовал, что какая-то консервная банка уперлась мне в поясницу, из-за чего мне становится очень трудно бежать! Блин, надо не думать об этом. Главное – не сбить дыхание…
Через десять минут этого мучительного забега мы оказались у заблаговременно открытых для нас ворот полицейского участка. Вбежав на безопасную территорию, я первым делом скинул с себя ненавистный  рюкзак с этой проклятой банкой и рухнул на лавочку. Женьке же не хватило сил и на это, поэтому он просто повалился на траву. Наши  друзья понимающе встали в сторонке и стали дожидаться, когда мы придем в себя и поведаем им подробности нашего похода. Где-то через полминуты к нам подошел Федя, который, к слове, не выглядел очень запыхавшимся, хотя бежал не меньше нас, и сказал:
— Ну, что, парни. Вы выполнили свою часть сделки. Теперь моя очередь держать свое слово. Пойдемте, я покажу вам ваш транспорт.
— Народ, — выдавил я из себя. Воздуха катастрофически не хватало. – Пожалуйста, сходите кто-нибудь. Я сейчас не способен на такой подвиг.
— Ладно, — улыбнулась Аня. – Я схожу. Думаю, Дима составит мне компанию?
— Что? – вытаращил глаза Димка. – Я? А почему я…
— Диман, — прохрипел я. – Сходи.
— Ну, ладно, — сдался Димка. – Так уж и быть, схожу, прогуляюсь.
Через минуту мы с Женькой пришли в себя и начали рассказывать друзьям подробности нашей вылазки. Девчонки слушали внимательно, ни разу не перебивая. Я также поведал им о своем разговоре с мертвецом, умолчав лишь о том, что во сне разговариваю с Валеркой. Все равно об этом ничего толкового рассказать бы не смог. Примерно через пять минут вернулись Аня с Димкой, и, судя по их веселым лицам, им понравилась наша новая машина. Проведя небольшую дискуссию, мы решили направиться на военную базу, проверить гражданские убежища. Но перед тем, как тронуться в путь, Федя уговорил нас остаться с ними на обед. Да, такого веселого обеда я ни разу не видел, и этот обед я вспоминал еще долго. Даже во время апокалипсиса  люди шутили, пели песни, танцевали  и рассказывали различные интересные истории. Было такое ощущение, что мы где-то за городом,  выехали на отдых на природе. Жаль, что больше такого веселья нам вряд и удастся испытать. Эх, ну почему же произошел этот зомби-апокалипсис?
После обеда мы погрузили наши вещи в салон приобретенной маршрутной «Газели», распрощались с обитателями полицейского участка, поудобнее уселись в машине (за руль, как обычно, села Аня) и выехали за ворота. Надеюсь, эти люди смогут пережить конец света, и наши пути еще пересекутся. Ну а теперь мы направляемся на военную базу «Рыси». По моим расчетам, если учесть все объезды и срезы, там мы будем часа через два. Есть время, чтобы вздремнуть. Если что-нибудь значимое произойдет, друзья меня разбудят. А потому я закрыл глаза и почти сразу же отключился…

 

Продолжение следует…

Конец  восьмой главы.

Оцените фильм или статью:

(4 проголосовавших, средняя оценка: 5,00)
Загрузка...

2 ответа на Погибший колледж. Глава 8

  1. #ANTIDOTE в комментарии от 11.07.2012 говорит:

    отличный рассказ, диалогов много, это хорошо) но вот с экрана читать тяжело, поэтому иногда диалоги кажутся бессмысленными когда начинаешь потирать глаза, если бы это была книга, я бы не оторвался!!! вообще я не люблю читать, уже лет 8 ни одной книги не прочитал, а эта мне нравится, пусть я и начал знакомство с этой главы! так держать))

  2. # Аноним в комментарии от 12.07.2012 говорит:

    рассказ просто замечательный

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.