Погибший колледж. Глава 6

Глава 6.  Знакомство с мертвым городом.

Легко ли быть командиром группы? А командиром экспериментальной элитной группы спецотряда быстрого реагирования? Нет! Я, Роман Григов, могу вам сказать это с полной уверенностью. И будь у меня такая возможность, я бы с огромным удовольствием плюнул бы на свое звание, на свою карьеру командира отряда и ушел бы в отставку.

Вот и сегодня у меня это были первые мысли, которые посетили меня вместе с утренней побудкой. Эх, вот бы сейчас повернуться на другой бок, натянуть одеяло на голову и не вылезать из теплой постели… Уже второй месяц я мечтаю об этом. Но мечта мечтой, а службу никто не отменял. Надо вставать и идти поднимать на утреннюю пробежку вокруг базы остальных членов группы, которых, кстати, двое. А то они опять все проспят, а мне потом снова нагоняй будет, да плюс занесение в личное дело. Мне этим уже грозили.
За минуту натянув свою  форму, — нас этому еще в начале службы обучали – я вышел на плац и вдохнул утренний воздух. Красота! База располагалась вдали от города, на возвышенности, поэтому городские выхлопы нас не тревожили. Воздух здесь всегда был чистым и свежим, а по утрам он был еще и бодряще-освежающим. Но стоять и наслаждаться воздухом мне было некогда, и я быстрым шагом направился в крохотную казарму своих бойцов.

 

Пока я иду, я вам быстро расскажу про нашу маленькую группу. Я являюсь командиром экспериментальной элитной группы «Кинжал-1Б» отряда «Кинжал». «Кинжал» — спецотряд быстрого реагирования, созданный для выполнения сверхсложных миссий. Мы не являемся частью армии, мы – спецслужба, наподобие небезызвестного СОБРа «Рысь», только мы располагаемся далеко за городом, а они – в городе, плюс  у нас более высокая мобильность.  В состав отряда «Кинжал» входят пять разных групп (основные четыре). Это «Кинжал-1» — штурмовая группа, «Кинжал-2» — группа прикрытия, «Кинжал-3» — снайперская группа, и «Кинжал-4» — саперная группа. До этого, полгода назад, я являлся третьим бойцом группы «Кинжал-1»,  но вскоре у нас на базе появились два новых бойца, которых никто, кроме командира базы, не видел, и которые, по словам того же командира, не вписывались по своим навыкам ни в одну группу – слишком многое они умели. Тогда командир оставил их адаптироваться к базе, а сам, согласовав свои действия с «верхами», решил создать экспериментальную штурмовую разведывательную группу с использованием этих «уникальных» бойцов. А наша группа в то время выполняла задание по освобождению из плена какой-то важной шишки – что к чему нам, как обычно, не рассказали, только поставили задачу: освободить пленника и вывести его с опасной территории в целости и невредимости. Когда нашу группу зажали враги, а другие отряды не могли прийти нам на помощь, я в одиночку вывел пленника к спасательному транспорту, а затем вернулся к своей группе и помог им отбиться от нападения противника. Мы отделались лишь небольшими царапинами, зато на базе командир нашей группы Артем Никифоров «Барс» — это его личный позывной, к слову, у меня позывной «Фрост» — попросил командира базы представить меня к награде за героизм, проявленный в опасной ситуации. После того, как меня удостоили ордена «За боевые заслуги», я был вызван в штаб. Там мне задали вопрос: не хочу ли я повышения? А какой же дурак не хочет повышения? Тогда мне сказали, что меня повышают до звания «полковник», и что я буду командиром экспериментального элитного отряда, а затем вручили личные дела моих будущих подчиненных для ознакомления. Открыв их, я обомлел: мне предстояло командовать … девушками! Я сразу представил себе двух плакс, которым все время что-то не нравится: то им жарко, то им холодно, то у них носик не припудрен и тому подобное. Но затем вчитался в записи в делах, и понял, что я жутко ошибся. Если верить записям, они владели всеми видами оружия, владели тремя стилями ближнего боя, знали приемы разоружения, обладали медицинскими навыками, умели водить все виды транспорта, и на их счету было одиннадцать успешно выполненных миссий повышенной сложности, тогда как на моем – пять миссий повышенной сложности, четыре миссии средней сложности и одна миссия высокого уровня сложности, за которую я и получил медаль. Заметя, как неумолимо ползут вверх от удивления мои брови, командир только усмехнулся:
-Чего смотришь так? Не ожидал такого?
-Честно сказать, да, не ожидал, что девушки могут такого добиться, — признался я.
-Да я сам был в шоке, когда впервые увидел их личные дела. Теперь ты понимаешь, почему я решил создать вашу группу, причем всего из трех бойцов, а не как обычно из четырех или больше?
-Так точно, — ответил я.
-Вот и славно. Вопросы есть?
-Да, только один. Какой позывной будет у нашей группы?
-Я думал над этим, и вот что решил: так как ты был бойцом группы «Книжал-1», то будет жестоко отрывать тебя от товарищей. Поэтому ваша группа будет иметь позывной «Кинжал-1Б». По сути, вы будете автономной частью «Кинжала-1» и будете иметь постоянную связь между собой. Хоть вы и будете выполнять разные задачи, вы всегда сможете надеяться на поддержку друг друга. А теперь иди знакомиться со своими подчиненными, боец «Фрост»…

 

Теперь же, спустя шесть месяцев, я уже привык к этому утреннему походу, привык к тому, что приходится командовать девушками – хорошо, что они действительно оказались уникальными бойцами и спокойно реагировали на все приказы и просьбы – и мог спокойно пойти с ними на любую миссию, зная, что моя спина всегда прикрыта, и что в бою они меня никогда не бросят. Единственная проблема – они любительницы поспать. Если не разбудить – могут проспать ядерную войну, а потом откроют свои ясные глазки, похлопают ресничками, и, сделав умильные личика, скажут, что ничего не заметили.
Подойдя к двери их казармы – для них сделали небольшую отдельную казарму – я, как обычно, два раза стукнул кулаком в дверь, давая понять, что сейчас войду, и через три секунды открыл ее. Как я и думал, оба моих бойца спали, как сурки. Откашлявшись, я крикнул:
-Подъем!
Первой оторвала голову от подушки Марина Рубцова, девушка двадцати четырех лет со светлыми короткими волосами, веселыми голубыми глазами, вздернутым кверху аккуратным носиком и остреньким подбородком. Посмотрев на меня, она расплылась в улыбке, и, похлопав своими ресницами, сказала:
-Доброе утро, товарищ командир.
Вслед за ней сподобилась проснуться Лена Гришина. Она была на год младше Марины, имела средней длинны русые волосы, которые по привычке собирала с короткий хвостик на затылке, зеленые глаза, которые постоянно лучились добротой и лаской, прямой носик и аккуратный подбородок. Ростом они обе были немного выше меня, и первое время меня это очень смущало, но вскоре я и к этому привык.
-Девушки, давайте быстро поднимайтесь, умывайтесь, одевайтесь, и бегом на утреннюю пробежку, — распорядился я.
-А как же утренний поцелуйчик? – Лена приподнялась на кровати и потянулась ко мне. При этом она сделала такое милое лицо, что мне пришлось над собой совершить усилие, чтобы не поддаться на эту уловку. За эти пол года они обе не раз пытались заставить меня обратить на них внимание, и зачастую им это удавалось.
-Пробежите три круга вокруг базы ровно за пять минут – будет вам «поцелуйчик», — улыбнулся я и вышел из казармы. Да, я поступил жестоко, ведь за пять минут оббежать базу три раза еще не удавалось никому. Самый большой рекорд был поставлен «Грином» из «Кинжала-3»: он пробежал три круга за пять минут и двадцать одну секунду.

 

Даже командиры групп должны выполнять утреннюю разминку, поэтому я не стал дожидаться девушек, а пустился в быстрый бег вокруг базы. Обычно я пробегал первые два круга быстрым темпом, при этом стараясь не тратить дыхания, а последний круг бежал спринтом.  Время, за которое я всегда успевал совершить утренний кросс, было всегда примерно одно и то же – пять минут и тридцать три секунды. До рекорда далеко, но и не самое плохое время. После пробежки я всегда ходил качаться на турниках и брусьях, и был там до самого завтрака. Вот и сегодня я решил не изменять своим традициям.

 

После завтрака меня неожиданно вызвали в штаб. Непонятно почему, но у меня возникло нехорошее чувство, но все же я не стал заставлять начальство ждать. Командир не любит ожидания. Замешкавшись у двери, я переступил с ноги на ногу, поглубже вдохнул и вошел внутрь.
-Здравия желаю. Полковник Григов по вашему приказанию прибыл, — доложил я и встал по стойке «смирно».
Командир выглядел угрюмо. Очень редко он был таким. Значит, дело плохо.
-Григов, твои бойцы в боевой готовности? – командир мрачно смотрел в свои бумаги.
-Так точно, — подтвердил я. Они не спят, значит, готовы.
-Тогда ваша группа отправляется на задание в город. Вчера днем мы потеряли связь с городом, а сегодня утром нам не удалось связаться с «Рысью». Последняя информация, переданная ими нам, говорила что-то непонятное о том, что люди ведут себя очень агрессивно. Мы подозреваем, что в городе вспыхнули массовые беспорядки, и гражданские блокируют сигнал. Ваша задача – разведать обстановку в городе, добраться до базы «Рыси», и, если понадобится, помочь им погасить беспорядки. Если понадобится, вы можете вызвать на подмогу «Кинжал-1». Все ясно?
-Так точно.
-Вопросы есть?
-Никак нет.
-Тогда выступайте немедленно. Джип уже готов для выезда и стоит у ворот. На сборы вам дается двадцать минут. Бегом марш собираться.

 

Отдав честь, я развернулся и вышел из штаба. Беспорядки, значит? А сами они там справиться не могут? Ну ладно, не мне решать, мне всего лишь выполнять. И я побежал в казарму к девушкам.

 

В это т раз мои подчиненные сидели за столом и о чем-то оживленно спорили, но как только я вошел, вскочили и вытянулись по стойке «смирно».
-Итак, бойцы, у нас с вами появилось задание. Нам надо произвести разведку в городе и объединиться с отрядом «Рысь» для подавления возможных гражданских беспорядков.
-А нас троих будет достаточно для борьбы с беспорядками? – сделала удивленное лицо Марина.
-Честно сказать, я в этом сомневаюсь. Но, в крайнем случае, мы можем вызвать на помощь «Кинжал-1». Но будем надеяться, что наша миссия ограничится только разведкой. А сейчас идем в оружейную, берем стандартный боезапас и выходим к воротам. Там нас должен ждать джип. На сборы у нас пятнадцать минут. Быстро собираемся и выдвигаемся.
-Есть! – обе девушки отсалютовали мне и быстро покинули казарму. Я последовал за ними.

 

В оружейной мы выбрали оружие по себе: я взял свой любимый «Винторез» — наградное оружие, доставшееся мне от знакомого генерал-лейтенанта, ушедшего в отставку полтора года назад. Это оружие превосходило любое из своих аналогов: оно обладало повышенной  точностью, уменьшена отдача, никогда не давало осечек и имело возможность использования бронебойных патронов. Марина выбрала свой МР5, с которым не расставалась ни на одной миссии, а Лена – свой любимый UMP45. Из пистолетов мы все выбрали модель Р99, так как этот пистолет зарекомендовал себя, как самый надежный. Девушки взяли по шесть запасных магазинов для основного оружия и по четыре обоймы для пистолетов, а я взял три увеличенные обоймы для «Винтореза» и пять обойм для пистолета. Так же мы одели микрофоны для групповой связи, а я еще взял бинокль и рацию для связи со штабом. Выйдя к воротам, мы действительно увидели стоящий у них и ждущий нас джип-вездеход, рассчитанный на пятерых человек, но в котором, при желании, могли уместиться все десять человек, причем двое из них на крыше. В ней сидел боец группы «Кинжал-2» «Крос», который, по-видимому, ожидал нас. Как только мы подошли к машине, он вылез из джипа, и, передав нам ключи, сказал:
-Бак полный. Смотрите, не поцарапайте эту малышку. Удачи вам.
-Сапасибки, — девушки одарили его такими шикарными улыбками, что тот явно обомлел, и, развернувшись на ватных ногах, поплелся в глубь базы. А я про себя подумал, что в личные дела девушек необходимо добавить «обладают высокими навыками очаровывания».

 

За руль села Марина, я сел на переднее место пассажира, а Лена пристроилась на заднем сидении. Спустя несколько секунд мы уже мчались по дороге прочь от базы, оставляя за собой лишь клубы пыли. Минут двадцать мы ехали молча, но потом Лена начала разговор:
-Вить, а можно задать тебе один личный вопросик?
-Валяй, — разрешил я.
-А у тебя есть любимый человек?
-А как же. Мать, отец… — начал было перечислять я.
-Я не в этом смысле, — Лена перебила меня. – Я про любимую девушку.
-А, ты об этом… — этот вопрос, честно говоря, смутил меня. – Нет…  Нету такой.
-А почему так плохо? Ты же молодой парень, тебе двадцать шесть лет, а у тебя даже девушки нет, — вступила в беседу Марина.
-А когда мне было девушку заводить? – Я повернул лицо в сторону поля, которое мы сейчас как раз проезжали. – Я сразу после школы пошел в армию, а из армии перешел в спецотряд. С того момента я на гражданку больше не возвращался, и посещал семью лишь один-два раза в месяц, и то я к ним приходил на один-два дня. И так в течение восьми лет. Теперь же, с моим нынешним званием, я к ним вообще редко прихожу. И потом, я тут прикинул: я буду служить примерно до сорока лет, а после уйду на пенсию, если, правда, раньше не убьют, а кому я буду нужен пенсионером? Да и не одна даже самая верная девушка не будет дожидаться моего прихода из рядов спецотряда.
-То есть, ты смирился с тем, что у тебя нет девушки? И тебе плевать на то, что ты никогда не испытаешь, что значит по-настоящему кого-то любить? – резко и серьезно спросила Лена.

 

Ответить мне было нечего. Я ведь еще в двадцать лет понял, что обречен на одинокую, но «веселую» жизнь в спецотряде, поэтому я действительно смирился со своей судьбой.
-Но так ведь нельзя! – поддержала подругу Марина. – Нельзя просто взять и смириться со своей судьбой. Надо бороться, нельзя опускать руки. У тебя все еще впереди. Кто знает, может твоя любовь ходит совсем рядом, и тебе лишь надо ее заметить.
-Ладно, поживем – увидим. А это что еще за фигня? – я посмотрел вдаль, в сторону города. Все небо впереди было затянуто серой дымкой.
-Это дым! – воскликнула Лена.
-Неужто, в городе и вправду бушую гражданские беспорядки? – задумчиво произнесла Марина.
-Может, это пожар? – выдвинула свое предположение Лена.
-Тогда в город очень много пожаров, — я достал бинокль и посмотрел вдаль . – Ничего не видно. Нужно найти какую-нибудь возвышенность.
-Кстати, вы заметили одну интересную вещь? – спросила Марина. – Пока мы ехали от базы в город, мы не встретили ни одну машину. Это очень странно.

 

Джип остановился на бугре. Мы вышли из транспорта, и я вновь начал осматривать город через бинокль. Хоть видимость была не ахти какая, я все равно не увидел активного движения, которое присутствует во всех оживленных городах.
-Что-то странное происходит, — произнес я. – Я не вижу движения на улицах.
-Тогда давай проедемся по городу и вблизи осмотрим, что там происходит?, — предложила Марина.
-Сейчас, я только свяжусь со штабом, — я достал рацию и включил ее. – База, прием.
Ответа нет.
-База, прием. Говорит «Кинжал-1Б». Вы слышите меня?
Опять тишина. После нескольких неудачных попыток я убрал рацию.
-Странно, связи нет, — сказал я девушкам.
-Может, это из-за того, то мы на бугре? – предположила Лена. – Или из-за дыма. Хотя нет, вряд ли.
-Командир сказал, что связь с городом была потеряна еще вчера днем, а с «Рысью» — вечером. Может, мы с вами  находимся с зоне подавления связи?
-Вполне возможно, —  согласилась Марина, — но что же нам делать без связи?
-Ну задача у нас есть, — заметил я, — и ее нужно выполнить. Если вы не забыли, нам надо разведать обстановку в городе и прибыть на базу «Рыси». А там уже разберемся, что нам делать дальше. Поехали.

 

Мы заняли свои места в джипе и тронулись. Минут через пять мы остановились у поста ГАИ перед въездом в город. Проехать было невозможно, так как по всей ширине дороги располагались останки разрушенного лагеря. Зрелище было ужасным:  стояло несколько изуродованных военных машин, часть из которых были перевернуты, некоторые догорали; быстровозводимые ограждения из сетки-рабицы были опрокинуты и измяты во многих местах; палатки были снесены и непонятной грудой брезента валялись на асфальте. Пустые ящики из-под боеприпасов валялись повсюду. Но самое главное, что делало страшную картину ужасающей – трупы. Их было огромное количество: большинство трупов имело гражданскую одежду, но и трупов в военных костюмах было немало.   Почти у всех трупов вид был такой, будто они пролежали здесь уже около недели. Запах тоже стоял мерзопакостный.

 

Девушки старались не смотреть на разлагающиеся тела, да и я еле сдерживал пытающийся вырваться наружу свой завтрак. Возможности объехать это ужасное место не предполагалось возможным, поэтому нам пришлось оставить  машину и тронуться в город пешком. Я уже представлял себе, какой невероятный и ужасный отчет придется писать в штабе. Да мне никто не поверит! Я бы тоже такому не поверил, если бы не увидел своими глазами и не нюхнул бы этот смердящий запах. Мне даже страшно подумать, какие ужасные люди скрываются в городе, которым не составило труда уничтожить целый лагерь военных, а с ними такую толпу гражданских. В любом случае, я уже держал свое оружие наготове, готовясь в любой момент использовать его. Девушки тоже не собирались становиться легкой мишенью, поэтому тоже привели свои пистолеты-пулеметы в боевую готовность.

 

Минут  десять мы шли по пустынному городу, не находя ничего, кроме крови на асфальте и поврежденных автомобилей. Но вскоре в переулке мы увидели фигуру человека и поспешили к нему. Он медленно двигался вперед, прихрамывая на одну ногу. Подойдя поближе к человеку, я окликнул его:
-Эй, вы. Извините, вы не расскажите,  что произошло в городе? Куда все пропали?
Человек медленно повернулся.  Это был мужчина средних лет, но выглядел он очень плохо: кожа посерела, щеки впали, глаза покрылись белой пеленой, а на одежде во многих местах была кровь.

Он протянул одну руку ко мне, другую согнул в локте и похромал в мою сторону.
-Вы ранены? – спросил я. – С вами все в порядке?
В ответ мужчина издал непонятный гортанный звук и широко раскрыл рот.
-Что-то с ним не так! – воскликнула Лена и вскинула свое оружие. – Не двигаться, или я буду вынуждена открыть огонь!
Но мужчина, будто, не слышал ее слов. Вот он уже обе руки тянет ко мне и все настойчивее идет в мою сторону. Я выхватил свой Р99 и направил его на мужчину.
-Стоять! Я кому сказал?

 

И только когда мужчина подошел ко мне почти вплотную, я заметил, что у него на шее не хватает большого ломтя, а рот его весь перепачкан в крови.  Когда я заметил это, меня посетила ужасная догадка, и я без всякого сомнения нажал на курок…
Кровь брызнула из груди мужчины, но он лишь чуть покачнулся и продолжил сокращать между нами расстояние. Я отпрыгнул от него и сделал еще два выстрела в сердце. Опять никакого результата!
-Да почему же ты никак не сдохнешь!? – закричал я и выстрелил ему в голову. Только после этого мужчина замер и повалился на асфальт. Подойдя к нему, я ткнул его ногой, проверяя, убит ли он. Признаков жизни не последовало.
-Что это было? – Девушки ошарашенно смотрели на мужика. – Он же должен был упасть после первой пули. А две вторые должны были полностью его убить. Так почему же он умер лишь после четвертой пули в голову?
-Знаете, — пробормотал я, —  то, что я сейчас скажу – полный бред, но мне он очень напомнил мертвеца из какого-нибудь «ромеровского» ужастика или игры. Он был очень похож на зомби, но вот только одна несостыковочка: зомби-то не существует.

 

В этот самый момент в переулках начали появляться другие «хромые». Они тоже тянули к нам руки  и двигались в нашем направлении.
-Давайте потом разберемся, кто они, — предложила Лена  и вскинула свое оружие. – А сейчас давайте выбираться отсюда.
-У нас не очень много боеприпасов, — сказал я, — поэтому советую стрелять только в крайних случаях.
-Они передвигаются очень медленно, поэтому от них вполне можно убежать, — заметила Марина.
-Тогда бежим к базе «Рыси», — ответил я. – Думаю, вы обе знаете, где она находится.
База находилась в центре города, за рекой, недалеко от полицейского участка. Мы же находимся на окраине города, и чтобы пробраться на базу, нам надо будет сделать неслабый марш-бросок  — город ведь не маленький. На своем джипе мы бы добрались до базы минут за пятнадцать, а пешком…

 

И мы побежали. Решено было держаться открытых пространств, чтобы иметь возможность маневрировать. В основном эти твари просто ковыляли в нашу сторону, тянулись к нам, но очень редко перекрывали путь, поэтому приходилось оббегать их. Так мы бежали довольно долго, постоянно маневрируя, пока небольшая группа  из пяти тварей не преградила нам путь. Я и Марина начали обходить их по бокам, а Лена решила прорваться через них, за что чуть не расплатилась жизнью. Первого она ударила прикладом, второго оттолкнула плечом, третьего пнула ногой, четвертого откинула оружием, а пятый схватил ее за руку и повалил на землю. Пока четыре гада поднимались на ноги, Лена отчаянно пыталась сбросить с себя пятого, но ее попытки ни к чему не приводили: поваливший ее урод уже раскрыл свою пасть и тянулся к ней. Лена закричала. Мы с Мариной обернулись и увидели, что гад кусает приклад оружия Лены: она в последнюю секунду ухитрилась извернуться и вместо руки заткнула ему в рот приклад своего автомата. Это ее спасло. Не раздумывая ни секунды, мы с Мариной открыли огонь по поднявшимся на ноги тварям. Подбежав к Лене, я сбросил с нее урода и помог ей подняться на ноги.
-Ты в порядке?
-Да, — Лена поправила свою форму. – Эти твари очень сильны. Он схватил меня мертвой хваткой, и если бы вы не помогли мне, я бы не удержала его. Спасибо.
-Да без проблем, — ответил я. – А теперь продолжаем бег.

 

На шум от выстрелов отреагировало очень много этих недоделанных упырей, и теперь вся улица кишела ими. Продвигаться вперед было невозможно, особенно если учесть, что они, как выяснилось, очень сильные. Поэтому Марина рванула в узкий переулок, в котором, на первый взгляд, было спокойно. Мы с Леной побежали за ней. Пробежав по переулку метров двести, мы уперлись в высокую кирпичную стену. Это был тупик. Обернувшись, мы увидели, что проход заполнен плотной толпой тварей, которые неумолимо двигались к нам. Патронов бы на всех не хватило, а перелезть через стену было невозможно. В отчаянии я огляделся и увидел на стене дома пожарную лестницу.
-Туда! – крикнул я и показал на лестницу рукой.

 

Первой на лестницу полезла Марина, за ней Лена, а я завершал процессию. Пока девушки поднимались, я истратил целую обойму пистолета, не подпуская упырей к нам. Как только патроны в магазине закончились, я прыгнул на лестницу, и, поднявшись немного наверх, готовился отбиваться от следующих за мной уродов. Но внизу меня ждал приятный сюрприз: они лишь стояли на земле, тянули ко мне руки, рычали, но не поднимались вслед за нами.
-Ага, вверх по пожарным лестницам мы не умеем, — отметил я и полез на крышу дома, где меня уже дожидались девушки.
-Рома, похоже, ты прав, — начала Лена. – Это действительно зомби, хоть это и невероятно. Во-первых, они все имеют одинаковые признаки: глаза покрыты пеленой, кожа серая, зловонное дыхание, кровь на одежде и рту, следы от укусов, огромная сила и нечувствительность к боли. Плюс, у того зомби, что напал на меня, в зубах застряли куски мяса, а зубы были все почерневшие. Я предполагаю, что заражение происходит через укус, именно поэтому у них у всех рты перепачканы в крови, а на теле не хватает кусков мяса и укусы.
-Вполне возможно, — подтвердила Марина. – Если это так, тогда все встает на свои места: и потерянная связь с городом, и опустевший город, и разгромленный лагерь у поста ДПС. Вот только непонятно, откуда они взялись.
-Это не так важно, — заметил я. – Важно то, что они появились, то, что город опустел, и то, что у нас есть еще невыполненная задача. Мы еще не объединились с «Рысью».
-А ты не думаешь, что с «Рысью» могло произойти то, что произошло с городом? – Марина серьезно посмотрела на меня.
-Не исключаю такой возможности, — кивнул я, — но не думаю, что с таким сильным отрядом смогут так быстро справиться даже мертвецы. Так что продолжаем двигаться к базе «Рыси». Я только попробую еще раз связаться с нашей базой.

 

Даже высота не помогла мне связаться с базой. Попробовав несколько раз вызвать на связь базу, я плюнул на это дело и убрал рацию. Минут десять мы двигались по крышам домов, но вскоре нам пришлось  спуститься вниз, на улицу, так как близлежащих крыш, на которые можно было перебраться, не было.

 

Выйдя на дорогу,  мы увидели, что вся улица, оставшаяся позади нас, кишела мертвецами, и все они двигались в нашу сторону. Не думаю, что их привлек шум, так  как мы вышли на улицу бесшумно. Я приказал бежать вперед, но через несколько секунд понял, что пройти напрямик нам не удастся: впереди вся улица была заполнена ими. Вернуться на крышу дома уже тоже было нельзя – зомби уже заполонили проход к дому, а пробиваться через такую толпу – самоубийство. Мы снова оказались в тупике: с двух сторон дома, а с двух – жаждущие нашей плоти ходячие трупы. Но мы так просто сдаваться не собирались.
-Оружие к бою! – крикнул я и сбросил с плеча «Винторез». – Экономить боеприпасы. Держать оборону.

 

Девушки заняли позицию за перевернутой на бок машиной, а я встал на середине дороги и прицелился в ближайшего мертвеца. Смысла прятаться я не видел, ведь они все равно в скором времени нас окружат и уничтожат. Уничтожить их всех было бы тоже нереально – их в разы больше, чем патронов в наших обоймах. Хоть нам и был явный конец,  становиться легкой добычей мы не собирались. Прозвучали выстрелы. Четыре мертвеца повалились на землю. Снова звучат выстрелы, снова очередные зомби замертво падают на землю. Хоть мы и стреляли без промаха, они все равно продолжали приближаться к нам.

 

Когда у нас оставалось по три обоймы, а мертвецов на земле уже было огромное количество, неожиданно раздался выстрел дробовика. Оглянувшись, мы увидели небольшую группу из пяти человек, стоящую около открытого входа в продуктовый магазин. Могу поклясться, что до этого дверь была забаррикадирована изнутри! Один из пяти человек – мужчина средних лет с короткой стрижкой и немного седоватыми волосами – держал дробовик, две женщины держали в руках пистолеты, мужчина с усами держал в руках пожарный топор, а парень в бейсболке сжимал в руках бейсбольную биту.
-Бегом внутрь! – крикнул нам седой мужик, прострелив голову движущемуся к нему трупу.
Уговаривать нас не пришлось, так как нас уже почти полностью окружили, и мы бросились к двери магазина. Как только все оказались внутри, парень в бейсболке захлопну дверь, а мужчина с усами и седой мужик начали придвигать к ней витрину. Я пристроился рядом и стал им помогать. Мы уже почти придвинули витрину к двери – там уже оставалось несколько сантиметров , —  но тут раздался громкий удар в дверь, она приоткрылась и в нее просунул руку один из зомби. Мужик с усами подскочил к двери и одним ударом отсек наглому мертвяку руку. Мы же с седым мужчиной дотащили витрину до двери, и мертвецы больше не смогли пробраться к нам.

 

Как только мы оказались в безопасности, женщина в белой блузке набросилась на седого мужчину:
-Это был самый твой безрассудный поступок! А что, если бы мы не смогли снова закрыть дверь? Ты вообще представляешь, какому риску ты подвергла всех нас?
-Наташа, успокойся, — попросил усатый мужчина. – У нас же все получилось. Самое главное, что нам удалось спасти людей.
-Антон, я не успокоюсь, пока не выясню кое-что еще, — женщина в блузке, то есть Наташа, обернулась к нам. – Вас кусали?

 

Я обернулся к девушкам, и, посмотрев на них, уверенно ответил.
-Нет, нас не кусали. Спасибо, что спасли нас.
-Не за что. В это время нужно оставаться людьми. Я Михаил, — седой мужчина протянул мне руку.
-Я Роман Григов, — я пожал протянутую руку. – А это Лена и Марина.

 

Девушки мило улыбнулись и подняли руки в знак приветствия. До сих пор удивляюсь, как они могут так хладнокровно убивать, но при этом оставаться такими милыми?
-Меня зовут Антон, — представился усатый мужик.
-А я Санек, — парень в бейсболке сел на пол и прислонился спиной к стене.
-Я Люда, — женщина в красной кофте проверяла обойму своего пистолета.
-Ну а я Наташа, — сказала женщина в белой блузке. – Вы ведь военные?
-Мы не относимся к армии, — ответил я.
-А кто же вы? И почему вы так одеты – в комбинезоны, с оружием и микрофонами?
-Мы – спецотряд быстрого реагирования. Мы прибыли в город на задание, но столкнулись с этими тварями. Мы предполагаем, что это зомби.
-Да, вы правильно предполагаете, — подтвердил Михаил. – А что-нибудь еще вы о них знаете?
-Да, но лишь по собственным наблюдениям, — ответил я. – Они умирают только от попадания в голову, медленно передвигаются, но обладают огромной силой. Предполагаем, что они кусают свою жертву, после чего укушенный сам становится одним из них.
-Да, все так, — подтвердил Михаил. — Но есть еще несколько особенностей. После укуса человек может еще какое-то время быть в сознании, но вскоре все равно погибает мучительной смертью. Его оживление происходит через несколько секунд. Медленно двигаются они потому, что их тело становится менее крепкое, поэтому удар таким предметом, который человеку не нанесет особого вреда, может очень сильно покалечить зомби. Правда, боли они все равно не чувствуют. Еще они ничего не видят, так как их мозг наполовину мертв, зато они все прекрасно слышат. Так что советую как можно реже стрелять.
-А откуда они взялись? – спросила Лена.
-Вы тоже не знаете? – удивился Антон. – А я-то надеялся, вы нам объясните, что к чему.
-Появились они вчера ночью, — начала рассказывать Наташа. – Утром мало кто обращал на шатающихся людей. Многие просто принимали их за перепивших алкоголиков. Это длилось до того момента, пока один из них не укусил человека, и тот не умер, а потом встал и пошел убивать других. Полиция пыталась держать ситуацию под контролем, но вскоре выяснилось что ситуация неконтролируема. Так же были замечены подобные случаи в других странах. Днем  ситуация стала критической, и людям объявили об эвакуации. Началась паника, беспорядки, драки. Погибло довольно много людей. Эвакуация происходила на окраинах города – там должны были поставить быстровозводимые защищенные лагеря, — в аэропорте и в убежище на базе «Рыси». Многие пытались покинуть город, но далеко не всем это удалось. Ночью же число мертвецов увеличилось в несколько раз, поэтому мы поняли, что передвигаться ночью нам не стоит. Утром же город почти весь опустел, он был уже полностью в руках зомби.
-Ясно, — я почесал затылок. – То есть, эта хрень творится не только в городе, но и по всей Земле?
-Да, видимо так. А вы будете нас спасать? – взволнованно спросила Люда.

 

Я достал рацию и снова попытался связаться с базой. Снова нулевой результат.
-Я не могу связаться с базой, — ответил я. – Следовательно, подкрепление или эвакуацию я вызвать не могу. Вы не знаете, почему отсутствует связь?
-Нет, — ответил Антон. –Вчера связь еще была.
-Ладно, проехали, — я махнул рукой. – Мы собираемся  прогуляться до базы «Рыси». Вы не хотите с нами?

 

Люди немного пошептались, и вперед вышел Михаил.
-Мы решили остаться тут. Здесь безопаснее, тут есть еда и вода. Мы можем спокойно продержаться тут недели две. За это время нас могут эвакуировать. А идти на улицу – подобно самоубийству. Не думаю, что у вас много шансов добраться до базы живыми. Поэтому мы остаемся.
-Хорошо, это ваше решение, — я пожал плечами. Ну а что я мог еще сделать? – Тогда скажите, здесь есть какой-нибудь черный ход?
-Да, — откликнулся Санек. –Он в подсобке. Через него вы выйдите на парковку. Удачи вам.
-Спасибо, — откликнулись девушки.
-За мной, — приказал я и подошел к двери черного хода. Прислушавшись, я ничего не услышал, и поэтому аккуратно открыл дверь. На парковке стояло несколько мертвецов и четыре машины. Я знаком показал девушкам на ближайший автомобиль. Они кивнули, и крадучись пробрались к ней. Марина извлекла из кармана куртки какой-то предмет, вставила в замочную скважину двери и … открыла машину! Мы с Леной быстро и тихо забрались в нее, а Марина завела мотор и резко рванула с места. Покрышки аж завизжали!  Марина направила машину на выезд с парковки, по пути сбив двух зомбаков. Покинув парковку, мы помчались в сторону базы «Рыси». Чувствую, путь предстоит нелегкий.

 

Да, ну и история! Когда командир прочтет мой доклад, не избежать мне психушки. Разрушенный лагерь, опустевший город, восставшие мертвецы…  И мне кажется, это только начало.

Продолжение следует…

Конец шестой главы.

Оцените фильм или статью:

(3 проголосовавших, средняя оценка: 2,33)
Загрузка...

4 ответа на Погибший колледж. Глава 6

  1. # Роман в комментарии от 10.06.2012 говорит:

    ну ты и тупой видно ничего не учел . во первых в спецназ женщин вообще не берут такое только в самых дибильных фильмах бывает во вторых отдельных отрядов которые являются спецслужбами нет и ни когда не было и того как ты рассписываешь состав отряда так не бывает я сам служил срочную и потом 3 года сверхсрочную в РП ВМФ и знаю о чем пишу

  2. # Роман в комментарии от 10.06.2012 говорит:

    и по себе оружие выбирают только в боевиках а на деле его выдают и натовского в нашей стране нет

  3. # Роман в комментарии от 10.06.2012 говорит:

    и на будующие в спецназе используют пистолет стечкина иногда ТТ наградным оружием бывают только пистолеты и кортики на флоте

    • #ANTIDOTE в комментарии от 11.07.2012 говорит:

      да хорош ты критиковать его так, если такой суровый спецназовец, то почему тебе интересна тема зомби и что ты делаешь на этом сайте, который для таких как ты считается тупой идеей и сами зомби и фантастика для вас тоже тупость, так что не учи его, а сотвори свое, посмотрю я на твой увлекательный рассказ!

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.